Господи, во свете лица Твоего пойдем и о имени Твоем возрадуемся во веки.
Господи, посли Свет Твой и истину Твою, та мя настависта и введоста мя в гору святую Твою.

Из службы Преображению Господню.

Главная Служба милосердия Нужна ваша помощь! Тюремное служение: чтобы оставаться человеком
Тюремное служение: чтобы оставаться человеком Печать

Отец Глеб Каледа, первый настоятель тюремного храма в Бутырской тюрьме, писал, что даже священнослужители боятся идти в тюрьмы. Что уж говорить о мирянах! Нам по-прежнему кажется, что слова Христа «был в темнице и вы не пришли ко Мне» будут сказаны не нам, а кому-нибудь другому; что этим должны заниматься какие-то особые, специально обученные люди.

Так ли это? Что нужно заключенным - тем, кого мы больше привыкли сторониться, нежели протягивать руку помощи? Как тюрьма меняет людей, и почему важен любой, даже отрицательный ответ на любое письмо из зоны?

11032014 1

Татьяна Щипкова, отсидевшая в начале 80-х годов по сфабрикованному делу за попытку подпольно издавать православный журнал, в своей книге «Женский портрет в тюремном интерьере» рассказывает такую историю. В их лагере за убийство сидела женщина, очень тихая, светлая и радостная, которая безропотно бралась за любую работу. Оказывается, муж пил и страшно бил ее, изощренно мучил. И вот увидев одну из таких сцен, ее сын от первого брака, подросток, не выдержал… Мать села вместо сына, признавшись на суде: мужа убила она.

В тюрьме собраны очень разные люди. По словам отца Глеба Каледы, это и такие женщины, в отчаянии убившие своих пьяных мужей-тиранов, и солдаты, не выдержавшие издевательств старослужащих, и закоренелые уголовники, и наркоманы, и садисты, и романтики, которых сманила мечта о красивой жизни, и «подставленные начальством наивные интеллигенты», и невинно осужденные, и маньяки... Кстати, как подмечает священник, в тюрьмах много бывших спортсменов – мастеров по боевым искусствам, гордых своей силой и жаждавших ее продемонстрировать.

Вообще, при попытке писать о тюрьмах становится ясно, что на один опыт найдется другой – противоположный. Это одновременно территория зла и территория добрых начинаний.

«В тюрьме пишут иконы, изготовляют самогонные аппараты, из каблуков мужских ботинок делают удивительной красоты брошки, ссорятся друг с другом, пишут стихи, ищут формы сосуществования, - пишет отец Глеб в книге «Остановитесь на путях ваших». Записки тюремного священника». – Это большой и сложный мир со своими законами, иерархией, взаимоотношениями…».

Зачем в этом мире нужны христиане? Казалось бы, преступил закон – понеси наказание, все справедливо, зачем вмешиваться? Может, лучше помочь другим – нуждающихся миллион!

Конечно, помогать надо и тем, и другим. Расставлять жизненные трагедии по шкале тяжести – наверное, не наше дело. «Чем больше проходит лет: тем меньше я чувствую себя преступницей и тем больше - жертвой», - слова женщины, осужденной за продажу наркотиков. Преступники, которых ненавидят наученные родственниками собственные дети или которых вовсе никто не ждет на воле – тоже несчастны. А что, если наказание несоразмерно преступлению? Подросток из семьи алкоголиков украл еду в магазине, оказался в колонии для несовершеннолетних, где его изнасиловали. Ад на земле, темное, страшное царство – кто его заслужил? Как важно, чтоб туда, хоть в щелочку, но проник луч света.

Недавно опубликовала небольшую заметку Светлана Бахмина, бывшая сотрудница ЮКОСА, вернувшаяся из заключения. Она пишет: «Большая часть душевных сил уходит на то, чтобы оставаться человеком».

Тюрьма – это насильственная ломка всего хода жизни. Это, во-первых, сам факт лишения свободы, «когда нет возможности каждый день видеть своих детей, побыть одной, просто пройтись по улице…»

Во-вторых, вынужденность общения, каждый день с одними и теми же людьми, которых ты не выбираешь. Отец Павел Флоренский писал из заключения на Соловках: «Необходимость быть всегда на людях, видеть и соприкасаться с некоторыми, к которым кроме отвращения ничего не испытываешь, невозможность уединиться, сосредоточиться и продумать что-нибудь углубленно, бесчисленные трения… — все это подтачивает нервную систему…».

В-третьих, нечеловеческие бытовые условия.

В-четвертых, иерархия. Колонии, как пишет отец Глеб, царство рецидивистов и «воров в законе». От беспредела, к сожалению, не застрахован ни интеллигент, подделавший финансовую отчетность, ни малолетний преступник, научившийся разбойничать раньше, чем читать.

В-пятых, бездействие. Сегодня заключенные не строят Беломорканал, у них много свободного времени, и что с ним делать в четырех стенах, когда ни литературы, ни бумаги для писем не хватает на всех – не ясно…

У некоторых в тюрьме происходят психические сдвиги… Вот мир, в который попадает человек – виноват он или нет.

Колония, где есть хотя бы молитвенная комната, заметно отличается то той, где ничего подобного нет. В одном из писем заключенный признается, что после перевода в зону, где есть храм и церковная община, ему показалось, что он попал из ада в рай.

Многие свидетельствуют, что на зоне есть люди, совершенно потерявшие человеческий облик. Но это не значит, что нет тех, кто задумывается над жизнью и хочет ее исправить. Писательница Юлия Вознесенская рассказывает, как однажды к ней пришли совершенно незнакомые зэчки и сказали: «Мы знаем, ты верующая, расскажи нам про своего Христа».

«Счастье – это обретение смысла жизни. Значит, и счастье я обрела тоже здесь, в заключении», - это слова еще одной заключенной.

В тюрьме, по сути, созданы все условия для того, чтоб человек озлобился, замкнулся в себе, разучился доверять людям, верить в их бескорыстие, почувствовал себя униженным, одиноким. София Григорьевна Бобкова пишет: «Первое, с чем я столкнулась, когда начала в 1998 году переписку с заключенными, это необычайная жажда общения с человеком из мира, где человеческие отношения построены как-то иначе по сравнению с тем, что окружает людей там». Ответа всегда ждут – это глоток свежего воздуха, это хоть какая-то опора, знак, что хоть кому-то ты нужен. Рассказывают, что один заключенный повесился из-за того, что на его письма не пришло ни одного ответа. Правда это или нет – проверить невозможно. Но что точно можно проверить – это то, что в храмах и отделах по тюремному служению лежат неделями и иногда месяцами стопки писем, на которые некому ответить – не хватает рук. И желания…

Можно поделить зэков на хороших и плохих, уголовников и единожды оступившихся, тех, кто в храм ходит, и кто не ходит, и переписываться «с хорошими». Наверное, это все равно, что брать из детских домов только здоровеньких и симпатичных детишек. Прекрасна, но не живуча иллюзия, будто вас ожидают лавры просветителя и духовного «учителя», за которым народ стройными рядами потянется в Царство Небесное. «Есть и трудные подопечные: и поверхностно верующие, есть просто жалующиеся на бедственное положение в материальном плане, - рассказывает София Григорьевна, - но не стоит ли нам ради вероятности спасения хотя бы одного грешника написать тысячу писем

Матерые уголовники, почти всю жизнь проведшие на нарах, бывает, способны измениться: «У меня 7-я судимость. Всю сознательную жизнь я здесь. Впереди не было ни просвета, ни надежды на жизнь нормальную. Кому нужен уголовник? На работу не устроиться, в общем, дорога была одна – назад, в лагерь… Но однажды в нашей камере появилась Библия. Прочел от нечего делать. Скажу честно – ничего не понял. Прочитал во второй раз, немного понятнее стало. Прочитал третий раз и читаю до сих пор. Мировоззрение стало меняться. Я пропал в обычной жизни, но в духовной могу спастись… Я не пойду больше в лагерь, даже если придется подохнуть с голоду…»

Эти люди, виноваты они или нет - это неважно. Важно, что эти люди должны встретиться с каким-то теплым человеческим отношением. Грешны мы все одинаково и разницы нет, какой ты совершил грех. Тем более что с христианина спрос, конечно, больший. И проявить какое-то сочувствие, любовь, поддержку - это значит, в человеке увидеть что-то хорошее, и это хорошее в нем поддержать. А это хорошее есть в каждом, в каждом человеке есть плюсы и минусы. И поэтому очень важно сделать какой-то шаг в сторону добра в душе данного человека.

 Думаю, что мы – добровольцы и прихожане нашего монастыря тоже можем хотя бы отчасти принести частичку добра людям, находящимся в заключении, отправив не большую посылку человеку, который просит нас об этом и верит, что ему ответят.

В Гуслицкий Спасо-Преображенский муж. монастырь за последние 2 недели пришло 9 писем от заключенных из Вологодской, Ивановской обл. и Пермского края.

В основном все заключенные в своих письмах просят прислать им вещи первой необходимости.

 Принять участие в отправке небольших посылок может каждый желающий:

- в монастыре 23 марта сразу после Литургии (в 11-00 час.) добровольцы службы милосердия будут собирать 9 небольших посылок,

НУЖНА ВАША ПОМОЩЬ:

  1. Принесите любую вещь из списка (см.ниже) в монастырь до 11-00 час. 23 марта 2014г. Передать вещь нужно за свечной ящик со словами «для отправки посылок заключенным» (добровольцы распределят вещи и продукты по посылкам);
  2. Вы можете присоединиться к группе добровольцев и сами принять участие в формировании посылок по заключенным (люди очень нужны!);
  3. Нужна помощь с машиной, чтобы привезти заранее пустые коробки с почты (денежные средства на закупку мы предоставим);
  4. Нужна машина чтобы отвезти собранные посылки на почту (в Воскресение почта закрыта, поэтому собранные посылки будут лежать в Храме до понедельника, когда их можно будет отвезти на почту и там отправить). Адреса на коробках будут уже написаны, нужно только привезти их на почту.
  5. Также Вы можете самостоятельно собрать и отправить посылку. Адрес и письмо заключенного можно спросить у рук. службы милосердия Людмилы.

СПИСОК вещей (выписка из писем):

- Леньшин Алексей: футболка, трусы, носки, туалетные принадлежности (мыло, зуб.паста и щетка, крем для бритья и после бритья, шампунь), кипятильник, полотенце, постельное белье белое, чай, что-нибудь сладкое, Новый Завет, нательную иконку Божией Матери.

- Нурлыгаянов Альберт: футболка, трусы, носки, мыло, зуб.пасту, полотенце, очки +2, чай (заключенные обычно пишут «чаю») и что-нибудь сладкое.

- Коростелев Е.Н.: футболка, трусы, носки, тапки 42 раз., туалетные принадлежности, полотенце, постельное белье белое, чай, что-нибудь сладкое.

- Гребешков Юрий: футболка 50 р., трусы, носки, тапочки 50 р., туалетные принадлежности, мочалку, чай, что-нибудь сладкое, тетрадь, конверты, ручку, Новый Завет, нательный крестик.

- Балуев Виталий: Православная литература, четки, молитвенник и иконки, крестик. Черные штаны теплые, трико, рубашка, футболка, олимпийка 56 р., трусы,  ботинки или кроссовки, носки шерстяные 42 р., шапочку, мыло, станки, сланцы, полотенце, зуб.щетку, пасту, сумку клеенчатую, чай, кофе, сладости, тетрадь, конверты, ручка.

- Маров Михаил: футболка, трусы, носки, туалетные принадлежности (мыло, зуб.паста и щетка, станки для бритья, шампунь), полотенце, постельное белье белое, сланцы для бани 42 р., треко 48 р., чай, что-нибудь сладкое, Новый Завет, нательную иконку Божией Матери с веревочкой, мед (для больного желудка).

- Быстров Владимир: трусы, носки, футболку, станки для бритья и трико 48 р.

- Дудкин Александр (освобождается 30 мая 2014 г.), рост 169 см: спортивный костюм, футболка, свитер, куртка 48 р., трусы, носки, полотенце, обувь 41 раз., бритвенные принадлежности, шапочку.

- Соколов Александр: безрукавка, трусы, носки и тапки 41 р.

ВНИМАНИЕ: Все вещи должны быть чёрного цвета!

(К сожалению, не во всех письмах указан размер одежды и обуви, будем надеется на Божию помощь, что вещь, которую мы положим в посылку ему подойдет…). 

По всем возникающим вопросам и предложениям обращайтесь к Людмиле

тел. 8-925-053-55-51, эл.адрес Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

 

 

 

© 2009-2017, официальный сайт Гуслицкого Спасо-Преображенского мужского монастыря
Московская область, Орехово-Зуевский р-н, г. Куровское, ул. Лесная
Тел.: +7 (496) 411-34-07

Дизайн сайта - online-oz студия