Господи, во свете лица Твоего пойдем и о имени Твоем возрадуемся во веки.
Господи, посли Свет Твой и истину Твою, та мя настависта и введоста мя в гору святую Твою.

Из службы Преображению Господню.

Главная Читальный зал О воспитании детей
О воспитании детей Печать

«Что такое воспитание детей? Созвучно со словом «питание», правда? А если наше питание неправильное, то мы можем навредить здоровью и испортить свою жизнь. Так и воспитание бывает правильным и неправильным». Об этом рассказывает игумен Киприан (Ященко), декан педагогического факультета ПСТГУ, главный редактор журнала и издательства "Покров", автор серии фильмов про старца Паисия Святогорца, на встрече с нашими прихожанами.

Кто «питает» детей? Родители, школа, средства массовой информации. Даже мобильный телефон, который многим детям сейчас заменяет родителей, воспитывает. Видите, как много участников процесса воспитания?

О зачатии

А когда начинается человеческая жизнь? С момента зачатия. Не все знают, что можно искалечить ребенка еще до зачатия или во время его. Меня как-то пригласили в обычную сельскую школу, а там 90% детей имеют отклонения. Почему? Да все это дети пьяной ночи! Родители по пьянке зачинают, по пьянке и рожают. А часто просто не думают о моменте зачатия: в посты зачинают и калечат этим ребенка. Но нужно понимать, что самое главное в зачатии — это благословение Божие. Как Иоаким и Анна зачинали? Молились, постились. Сейчас, слава Богу, во многих христианских семьях есть понимание, что зачинать надо после Великого, Рождественского постов. Весь пост сугубо молятся, постятся, испрашивают Божье благословение на ребенка, потом уже вступают в физическую близость. Вот это другое дело.

А можно ли навредить уже зачатому ребенку? Конечно, и не только алкоголем. Если будущая мать нервничает, ругается, то она не понимает, что ее организм и организм ребенка связаны, как сообщающиеся сосуды. И все плохое, что она делает, переходит на ребенка.

«Хотим святого ребенка»

А можно ли, когда ребенок еще в утробе матери, духовно его воспитывать? Можно. Молиться, поститься, в храме быть, Евангелие читать. Вот приходит ко мне супружеская пара: «Хотим святого ребенка». Так редко говорят, хотя на самом деле задача правильно поставлена. Самое главное в нашей жизни — это святость. Мы ее можем не достигнуть, но стремиться к ней нужно. Тем более что Россия — это единственная страна в мире, где всегда совпадали идеалы христианские и народные. Не зря нашу страну называли «Святая Русь». Это не значит, что все свято жили, просто у всех был один идеал — святость. Это объединяло весь народ. Вот и здесь, слава Богу, пара созрела: хотят святого ребенка, спрашивают, что нужно для этого делать. «Очень просто, — говорю, — начинайте с молитвы и поста и постоянно читайте Евангелие».

Начали они читать, прибегают ко мне: «Батюшка, он внутри толкается, когда Евангелие читаешь!» Конечно, ему хорошо, он радуется. Ребенок еще в утробе, а уже соображает. Благодать Евангельская уже действует на него. Но вот родила мать, приходит: «Батюшка, плачет с утра, пока не начнем читать утренние молитвы. Днем тоже начинает плакать и, пока Псалтирь или Евангелие не начнем читать, никак не успокоится. И вечером тоже, чтоб заснул, надо полностью прочитать вечерние молитвы». Такой устав младенец установил в семье, что родителям пришлось жить святой жизнью. Я не преувеличиваю: дети очень чувствительны, у них с первых дней жизни особые молитвы к Богу. И не думайте, что вы такие великие христиане, а они нет. Да их молитва, может быть, сильнее вашей! Просите чаще детей, чтобы они молились. Их молитва быстрей дойдет до Бога и большее действие окажет, чем ваша. У детей ведь нет еще столько грехов, сколько у взрослых. И потом у ребенка до семи лет молитва к Богу еще не омрачена сознанием, она, как у старцев, чистая и непосредственная.

Свободу ребенку надо давать постепенно

Что же еще важно? Многие святые отцы, монахи писали трактаты о пеленании детей. Казалось бы, им-то какое дело? Сидели бы у себя в пещерах да молились, а они пишут про пеленание. А оказывается, что пеленание большое значение имеет. Хочешь погубить человека — дай ему полную свободу. Это не значит, что не нужно давать свободу ребенку, просто нужно делать это постепенно: вначале на короткое время, потом побольше. И через кормление грудью нужно воспитывать: кормить не как попало, а в определенное время. Если ребенок болеет, конечно, могут быть отступления, но все равно надо стремиться к тому, чтобы с самого маленького возраста был режим питания. Вот в монастырях, бывает, один раз в сутки кормят, а человек наедается, и благодать прибавляется.

Принцип одного запрета

У меня есть крестник Сережа. Мать совершенно неправильно воспитывала его, баловала очень, в общем, калечила, к сожалению. Папа только деньгами сыну помогал. Мать периодически приезжала ко мне, просила: «Заберите своего крестника: не слушается совсем!» А он как озлобленный звереныш: не трогай его, ничего ему не скажи — сразу «взрывается», весь нервный. Его воспитание надо начинать с какого-нибудь одного запрета. Вот Господь Адаму дал благословение возделывать рай, все разрешил ему, но был один запрет — не вкушать плода с дерева познания добра и зла. А что, на этом дереве плоды были не такие, как на соседних деревьях? Есть даже трактат у Ефрема Сирина, где он доказывает, что плоды на этом дереве были такие же, как на соседних. Этот запрет был чисто символический: вот здесь ешь, а здесь не ешь. Вот в храм входи, а в алтарь не заходи. Просто был запрет. Вот и Феофан Затворник пишет о важности запрета для ребенка: играй в этой комнате, из этого угла не выходи. Понимаете, должно быть какое-то ограничение свободы. Разрешать все — это толкать ребенка на путь гордыни. Ребенок маленький, но начинает понимать: если он кричит, то все вокруг него носятся, чтобы он перестал кричать. И он, бывает, кричит не оттого, что чего-то хочет, а просто уже управляет всеми взрослыми. И такой ребенок и дальше живет с ощущением, что он центр Земли. Сейчас со многими молодыми людьми говоришь, а у них такое же мировоззрение: все им обязаны, а они никому не должны. Откуда это у молодых? С луны свалилось? Да нет, это в них воспитано с самых первых дней. Такой человек уже покалечен. Он не имеет ни устава, ни пределов, т. е. в его семье не было никакой системы воспитания. И особенно важны первые три года жизни ребенка: есть такие духовные «новообразования» в человеке, которые в другом возрасте уже бесполезно закладывать. Может быть, Господь, конечно, помилует, но будет очень трудно преодолеть ошибки воспитания.

От поколения к поколению

Как вы думаете, когда ребенок появляется на свет, он рождается святым или нет? Чистым от грехов или нет? Какие грехи на нем есть? Конечно, первородный. Еще и родовой, который, кстати, передается из поколения в поколение. Бывает, ребенок очень сложный, а никто не понимает почему. А на нем родовой грех, и никто не отмаливает.

Моя бабушка, сибирячка, всегда задавала вопрос человеку: «А ты какого рода?» Я говорил: «Бабуля, так неприлично человека спрашивать». А она: «А почему? Это же самое главное». Мы ведь даже животных по породе различаем, о генофонде заботимся. А у людей родовой грех передается из поколения в поколение, как и родовая добродетель, между прочим. Вот в каком-то роду — одни убийцы, преступники. Отчего? Нет в этом роду молитвенника. Раньше в семье хотя бы одного человека старались в монахи или священники отправить, чтобы он вынимал частицы за весь род.

Раз пришла ко мне одна женщина и говорит: «Я ваша родственница». А я первый раз ее вижу. Спрашиваю ее: «А чем вы докажете?» И она раскрывает передо мной такую «простыню». Я смотрю, а там мой дедушка, бабушка — целое генеалогическое древо. Всех, кого я знал, там увидел, а еще многих, кого не знал. Колоссальный труд. Я спросил: «Сколько же вы трудились?» Она отвечает: «Пять лет по архивам собирала». И дает она мне помянник: «Вот, батюшка, здесь тысяча человек нашего рода, и вы, как монах, должны за всех молиться». А ведь мало кто знает, что надо монаха попросить вымаливать!

Еще пример приведу. Ко мне пришла женщина, такая толстая, пухлая, и говорит: «Вот, батюшка, толстею и толстею». Я спрашиваю: «К колдунам, наверное, ходишь?». Она отвечает: «К экстрасенсам хожу. К одной пришла, а она все диагнозы сразу ставит. Мне понравилось. Я ее попросила: научи меня этому искусству. Ну, она взялась. А тут вдруг меня выгнала: “Иди отсюда, чтобы я тебя не видела. Твоя бабка ко мне ночью является, бьет меня и требует отпустить тебя!” А бабка уже четыре года назад померла». Вот и получается, что бабушка даже там молится за эту женщину, и как молится! Человек душу свою продал дьяволу, пришел к колдуну, а бабуля ее вымаливает, не дает погибнуть. Я говорю этой женщине: «Иди за свою бабулю молись, за то, что она тебя вытащила от колдуньи».

Я бы всем посоветовал иметь помянники родовые. Посмотрите, кто у вас дедушка, бабушка, прабабушка. Узнайте, какими грехами они страдали. Или, наоборот, бывают семьи, где из поколения в поколение идет линия милосердия или целомудрия, или линия нестяжательства, или подвиг аскетизма.

Паисий Святогорец говорил: «Блаженны дети, которые “от чрева матери” родились святыми, однако более блаженны те, которые родились со всеми наследственными мирскими страстями, но подвизались до седьмого пота, искоренили их в себе и унаследовали Царство Божие в поте лица». Вот вам закон духовного воспитания. Ребенок родился, и духовно он, со всеми грехами, страстями, условно говоря, «на уровне пола». Он молился, трудился и достиг по милости Божией, образно говоря, «уровня стола». А другой родился в благочестивой семье. Добродетели в него уже заложены на том самом «уровне стола». Но он прожил свою жизнь, не особо трудясь духовно: принято держать пост — постился, принято молиться — молился. Так на «уровне стола» и остался, может, немножко приподнялся. А ведь Господь смотрит, какие собственные усилия человек прикладывает! «От пола до стола» за свою жизнь проделал путь или совсем небольшой? Каков путь, такая будет и награда.

У нас у всех есть родовые грехи, страсти, но это не препятствия в достижении Царствия Небесного. Бывает, что человек больной, но он, может, быстрее спасется. У него Господь разум отнял, чтобы он не наделал глупостей. И наоборот: если ребенок бегает в воскресную школу, то это еще не значит, что он спасется и получит большую награду.

Признак святости

— Когда мы задумываемся о воспитании детей, важно посмотреть, какие мы сами, как мы живем. Вслушаемся в слова Паисия Святогорца: «Блаженны радующиеся тогда, когда их несправедливо обвиняют, а не тогда, когда их справедливо хвалят за их добродетельную жизнь. Именно в этом заключается признак святости, а не в сухих телесных подвигах и не в великом множестве подвигов, которые, если не совершаются со смирением и с целью совлечения ветхого человека, производят лишь обманное впечатление на людей». Вот сколько мы молимся? Много? А какой в этом толк, если нас только обвинили, а мы этому человеку сразу дадим в ухо в ответ? Какая это духовность, какая это святость?

Вот еще из заповедей блаженств Паисия: «Блаженны сподобившиеся жить незаметно, стяжавшие великие добродетели и не стяжавшие себе даже малого имени». У нас есть такие люди, которых даже не замечаешь. А другие покоя не дают: «На меня не обращают внимания, меня даже не поблагодарили, а я столько сделал, меня не заметили, не ответили, не наградили...»

Или вот такая заповедь старца: «Счастливы живущие в хрустальных дворцах и имеющие все удобства. Однако блаженны сумевшие сделать свою жизнь простой, освободиться от петли этого мирского прогресса со множеством удобств и избавиться от ужасного душевного беспокойства нашего времени». Паисий очень искренне считал, что цивилизация и удобства создают самые большие неудобства для человека. Сам он не пользовался машиной, ходил пешком.

А вот еще: «Счастливы те, которые могут насладиться благами мира. Однако блаженны те, которые все это отдают Христу и лишают себя всякого человеческого утешения — опять-таки ради Христа. Таким образом они сподобляются день и ночь пребывать со Христом, получая Его Божественное утешение, которое часто оказывается столь великим, что они обращаются к Богу с такими словами: “Боже мой, нельзя вынести Твоей любви, потому что она велика и не вмещается в мое маленькое сердце”».

Невольник – не богомольник

Но вернемся к воспитанию. Паисий учит нас: «Блаженны родители, которые не используют слово “нет” в разговоре со своими детьми, но удерживают их от зла своей святой жизнью, которой дети подражают, следуя с духовным мужеством за Христом в радости». И правда, невольник — не богомольник. Искусство воспитания заключается в том, чтобы детям ничего не запрещать, а создавать им ситуацию выбора. Не любит ребенок чистить зубы, а мы ему говорим: «Как ты, Ванечка, будешь чистить зубы: в пижаме или без пижамы?» У него есть выбор, свободный и сознательный. Создание таких ситуаций и есть искусство воспитания: как ты ни выберешь, все хорошо. Суть православной педагогики состоит не в предоставлении выбора между добром и злом: такой выбор нельзя давать. Ребенок может выбрать зло, потому что он родился с падшим естеством. И мы все с вами такие же. Если нас спросят: пойдем на гору или с горы побежим? Естественно, нам с горы легче.

Вот мой крестник Сережа привык дома делать, что хочет. Я ему говорю: «Делай, что хочешь, но запомни одно: у нас завтрак в 9.00, обед в 13.00, а ужин в 18.00». Садится он завтракать: «Каша? Фу, я не буду!» Компот попил, хлебом закусил, побежал. В 11.00 приходит: «Дай корочку хлеба». «Нет, — говорю, — в 13.00 обед будет». При этом я его с любовью обнял: дескать, потерпи еще немножко. В 12.00 снова прибегает: «Ну дай мне хоть чего-нибудь покушать!» Я ему отвечаю: «Ну нет ничего, Сережа, честно».

Понимаете? Ведь это принципиальная вещь: если мы с ним договорились обедать в 13.00, а я ему уступлю — вся моя педагогика полетит. В 13.00 прибегает, садится. Я ему суп налил. Он опять за свое: «Фу, какая гадость, я такое есть не буду!» А я ему напоминаю: «Ужин только в 18.00». Что у него происходило в голове, я не знаю, но только он понял, что до 18.00 ничего не получит, поэтому нехотя съел полтарелки супа, кашу. В общем, два или три дня он был в легкой «схватке» со мной. Мать приезжает, а он кашу уплетает, добавку просит. Она удивляется: «Он в жизни этого не ел!» «А теперь ест, — говорю, — у нас перемена произошла в желудке».

Дальше предлагаю ему помыть за собой ложечку, потом чашечку, потом тарелочку. Вот так мы потихонечку, ненавязчиво приучились к порядку, и стал он меняться. Если мы будем принуждать, заставлять, это будет грубое воспитание. Да и вся наша грубость по отношению к детям — от бессилия. А попробуй вас заставить — как вы будете возмущаться?

У нас в Троице-Сергиевой Лавре был один духовник. Приходит к нему подросток: «Батюшка, благослови купить мотоцикл». А батюшка спрашивает: «А какой хочешь?» «Наш, — говорит, — отечественный». Духовник ему: «А зачем тебе такой драндулет? Ты купи «Хонду» японскую!» Подросток удивился: «Батюшка, что вы! У меня нет столько денег». Духовник советует: «А ты накопи. Накопишь — приходи за благословением». Заметьте, священник не сказал «не покупай». Подросток стал копить, пришел через несколько лет. Батюшка ему говорит: «Тебе уже восемнадцать, зачем тебе мотоцикл, купи себе машину!» А парень отвечает: «Я, вообще-то, уже «Жигули» могу купить». Священник снова: «Зачем тебе «Жигули»? Нормальную машину, например Mercedes, купи». В общем, этот человек только в сорок лет себе машину купил. Есть у нас в Лавре такие мудрые старцы: видят, что у человека неразумное желание, и находят способ, как не благословить. Примерно такими же «ходами» можно помочь ребенку. Ведь главное — сделать так, чтобы воля человека совпадала с волей Божией.

Главное – любовь матери

Конечно, каждый возраст требует своего подхода. Что самое важное в воспитании ребенка до трех лет? Материнская любовь. Если ребенок до трех лет не испытал на себе материнской любви, он будет жестоким человеком. Ученые проводили эксперименты на животных. Обезьянка рождается, ее от матери отнимают, дают вместо нее чучело, кормят. Вроде бы все у детеныша есть, но любви он не знает. Когда эта обезьянка вырастает и у нее появляются свои детки, она первым делом их убивает. Не испытала она материнской любви и сама любить не научилась.

То же самое и у людей происходит. Пришла ко мне одна девушка. Когда она родилась, мать ее вынесла из роддома и положила на снег. Слава Богу, не замерзла: кто-то подобрал. Сколько она мытарств прошла! Конечно, это искалеченный ребенок. В монастыре она полюбила корову и ради этого даже осталась. Но с людьми общаться не могла, потому что опыта любви в детстве не получила. А передается материнская любовь через кормление грудью, поэтому оптинские старцы советовали как можно дольше кормить.

Не наказать, а привести к покаянию

Следующий этап жизни ребенка — от трех до шести лет. Это возраст выдающейся молитвы — непосредственной, сильной. У нас скончался один прихожанин, мы отпеваем его в храме, а его маленькие детки по двору носятся. Я им говорю: «Идемте за папу помолимся». Смотрю, а через пять минут они в футбол гоняют. Я спрашиваю: «Ребята, за папу будем молиться?» А они очень серьезно отвечают: «Мы уже помолились». Вот мы по часу стоим, кадилом машем, а их краткая молитва сильнее нашей.

Конечно, для этого возраста ведущий вид деятельности — это игра. Как-то сижу я в очереди к врачу, а рядом три девочки лет пяти — семи. Я им говорю: «Давайте я отвернусь, вы будете мне по руке ударять, а я буду отгадывать, кто ударил». И так мы проиграли целый час. На следующий день они бегут ко мне, как к самому лучшему другу. Почему? А все просто: я говорю с ними на их языке.

Вообще, это такое время, когда детям Ангелы являются, когда особое ощущение присутствия Бога возникает. Как-то по дороге в храм Сережа спрашивает: «Отец Киприан, Господь все видит?» «Конечно, все видит, — отвечаю, — даже наши мысли, желания добрые и худые». Идем дальше, он опять спрашивает: «А за диваном Господь видит или нет?» Я ему отвечаю: «Если Господь видит наши мысли, желания, то за диваном видит или нет?» Он долго молчал, а потом вздохнул и говорит: «Да, Господь и за диваном тоже видит». А у Сережи это любимое место было, он там часто сидел, но я его не трогал, считал, что у ребенка может быть секрет. А после нашего разговора он больше туда не залезал. У шестилетнего ребенка возникло ощущение, что Бог все видит, даже если ты один в комнате! Я помню, у меня в шесть лет тоже возникло такое обостренное чувство предстояния перед Богом. И если мне говорили, что никто не видит, я всегда удивлялся: как не видит? Бог-то все видит!

Уже семнадцать лет я по благословению отца Кирилла главный редактор нашего журнала. В этом году мы сознательно начинаем разговор на тему общения родителей с детьми. К сожалению, семейный уклад во многом разрушен. А что это за уклад? Глава семьи — Христос. Семья — маленькая церковь. Муж предстоит перед Христом. Он по церковному званию — епископ, по крайней мере настоятель. А жена? Кто она по церковному чину? Диаконесса, помощница мужу. Ее дело — все так устроить, чтобы муж бежал домой, в самое радостное для него место. А дети — прихожане в этой маленькой церкви.

Вот приходит ко мне прихожанка и жалуется на сына. Я спрашиваю: «Ты мужа своего слушаешься?» А она мне: «А чего его слушать? Что он соображает?» Я ей говорю: «Ну а как же ребенок будет тебя слушать? Ты показываешь ему пример непослушания, а потом говоришь, что он непослушный. Ты первая в этом виновата. Давай с понедельника устроим театр православный: ты слушаешься мужа, берешь у него на все благословение. Через неделю приходи». Через неделю приходит сын: родители благословили. Понимаете? Ему показали правильный образ действий. Вот и все воспитание.

Родители часто спрашивают: наказывать ли ребенка? А как Бог поступал? Бог договорился с Адамом, чтобы тот не вкушал с дерева познания добра и зла. Что же происходит? Ева, а потом и Адам вкусили запретный плод. Господь спрашивает у Адама: «Где ты? Со Мной или не со Мной?» А Адам прячется за куст, нашел куда прятаться. А дальше Бог спрашивает: «Не вкушал ли ты с дерева познания добра и зла?» Бог не снимает ремень, не начинает кричать: Он хочет, чтобы Адам покаялся. Если обвинить человека, он начнет оправдываться, перекладывать вину на других, на обстоятельства. Поэтому главное не наказать, а привести к покаянию.

 

 

© 2009-2017, официальный сайт Гуслицкого Спасо-Преображенского мужского монастыря
Московская область, Орехово-Зуевский р-н, г. Куровское, ул. Лесная
Тел.: +7 (496) 411-34-07

Дизайн сайта - online-oz студия