Лекция №10. РОДОСЛОВИЕ ГОСПОДА ИИСУСА ХРИСТА ПО ПЛОТИ (Мф 1:1-17). Печать

«Родословие Иисуса Христа, Сына Давидова, Сына Авраамова» (Мф.1:1). Такими словами начинается весь свод книг Нового Завета. Почему вначале говорится о «родословии», если у пророка Исаии сказано о Христе: «род Его кто изъяснит» (Ис. 53:8)?

Блаженный Иероним поясняет: «Не будем думать, что евангелист противоречит пророку в том смысле, что евангелист начинает излагать то, что, по слову пророка, изложить невозможно; потому что у первого, — пророка, — говорится о рождении по божеству, а у второго, — евангелиста, — о воплощении. А начал он с плотской стороны для того, чтобы через человека мы начали говорить о Боге».

По той же причине человеческое имя «Иисус» стоит прежде наименования «Христос». Всякий раз, когда вначале обозначения персоны Спасителя стоит слово «Иисус», это означает, что акцент делается на Его Истинном Человечестве; а всякий раз, когда стоит в начале слово «Христос», акцент делается на Его Истинном Божестве. Например, в родословии Сына Божия по Евангелию от Луки слово «Христос» не упоминается (Лк. 3, 23–38), там акцент смещен в сторону общечеловеческого происхождения Иисуса из Назарета, и само то родословие восходит к Адаму (первому человеку).

Истинное Человечество Иисуса Христа освящает особенным образом нашу земную жизнь и помогает нам в этой земной и временной жизни приобщиться к Его Истинному Божеству в Вечности. Иногда мы слишком снисходительно относимся к этой временной жизни. Но ведь именно она и определяет нашу вечную будущность и только поэтому играет решающую роль в нашей с вами судьбе.

Первое же выражение Евангелия от Матфея, «βίβλος γενέσεως» (biblos geneseos), готовит читателя к совершенно грандиозному повествованию. Русский перевод этого выражения «родословие» не вполне точен, т. к. в греческом языке для этого понятия существовал вполне конкретный термин – «γενεαλογία» (genealogia).

При использовании же этого словосочетания возникает четкая аллюзия на Быт. 2:4, 5:1, 6:9, 10:1, 11:10, 11:27, где древнееврейское תּוֹלֵדוֹת סֵפֶר (sefer toledot) или же просто תּוֹלֵדוֹת (toledot) передано в Септуагинте при помощи греческого «βίβλος γενέσεως». Учитывая, что γένεσις (genesis) имеет следующие значения: возникновение, начало, становление, рождение, – это словосочетание можно перевести как «книга происхождения» или же «книга начала».

Отсюда первый стих может являться заголовком не только к формальной генеалогии, но также к рассказу о рождестве (γένεσις) Иисуса (1:2–25), повествованию о Его детстве (1:2–2:23) или же ко всей первой части Евангелия (1:2–4:16), которая вводит нас в историю земной жизни Спасителя. Тогда «βίβλος γενέσεως» уже не просто генеалогия (как список предков) это «книга происхождения Иисуса».

Однако возможно понимать это выражение и в еще более широком смысле. Для этого нам необходимо всмотреться в те случаи, когда это словосочетание встречается в книге Бытия. Мы увидим, что каждый раз бытописатель использует его для того, чтобы завершить рассказ о каком-то значимом в судьбах мира деянии Божием и начать повествование о новом этапе Божественного домостроительства (творение мира, человека, нового мира после потопа, творение языков (народов) в истории с Вавилонской башней, творение нового народа в истории Авраама). Выражение «βίβλος γενέσεως» каждый раз вводит тему творения, конца старого и начала нового. Используя это выражение, евангелист привлекает наше внимание не просто к генеалогии предков Иисуса, а также истории Его рождества, Он указывает на то, что речь пойдет о новом этапе отношений человека и Бога. Возникает новая реальность – событие, сопоставимое по своей значимости с величайшими событиями древности, во время которых Сам Бог принимает непосредственное участие в судьбе мира и человечества.

Это Евангелие писалось для евреев, и первоначально было написано на арамейском языке. Все евреи происходили от Авраама, посему было важно подчеркнуть, что и Иисус из Дома Давидова. Евреи не признали бы такого Мессию, Который не происходил бы от Давида и Авраама. Евреи знали и о том, что истинный Мессия (Христос) должен был родиться в том самом городе, где родился и царь Давид (Мф. 2:6). «Сын» Он для них только по плотскому происхождению. Но есть и скрытый, духовный смысл в этих словах: «сын Давидов», «сын Авраамов».

Действительный  сын  Давида Соломон  построил  первый  в мире Храм, посвященный Богу, и Христос, в Теле Своем, создал ХРАМ Церкви Божией; действительный сын Авраама Исаак был приносим Богу в жертву, но

Сам Бог остановил этот акт. А Сын Божий Иисус Христос точно был принесен в жертву и тоже именно Своим Отцом, как и сказано: «Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную» (Ин. 3:16).

С другой стороны, само слово «Христос» (евр. Мешиах) означает, по истолкованию блаженного Феофилакта, и «царя» и «первосвященника» (архиерея). «Христос» (Χριστός) – греческое слово, которое можно перевести как «Помазанник». Его еврейским прототипом является «Машиах» (מָשִׁיחַ‎), что передается как «Мессия». Ожидание прихода Мессии – главный нерв всей ветхозаветной религии. Мессия – помазанный Богом Спаситель Израиля. Он принесет Своему народу мир. Провозглашение важной истины о том, что «Бог соделал Господом и Христом Сего Иисуса» (Деян. 2:36), было одной из важных задач проповеди апостолов. По сути, это сердце Евангельской вести. Однако, в зависимости от той аудитории, к которой обращаются Евангелисты, они делают это разными способами.

Великим царем у иудеев был царь Давид, а великим патриархом-первосвященником — Авраам. Но царское достоинство Христа выше любого человеческого (царского достоинства). Сказано: «Кто сей Царь славы? — Господь крепкий и сильный, Господь…» (Пс. 23:8); и еще: «ибо Господь есть Бог великий и Царь великий над всеми богами» (Пс. 94:3).

Христос был и истинным пророком, и истинным первосвященником, — ибо, как Само Божественное Слово, Он возвещал будущее и вершил суд. Сказано: «А Господь — во святом храме Своем: да молчит вся земля пред лицем Его!» (Авв. 2, 20).

Он (Сын Божий) и создал этот мир. Сказано: «Ибо Им создано все, что на небесах и что на земле, видимое и невидимое: престолы ли, господства ли, начальства ли, власти ли, — все Им и для Него создано» (Кол. 1:16).

Именно Его Словом создано Божественное Откровение (книг Ветхого Завета). Сказано: «К сему-то спасению относились изыскания и исследования пророков, которые предсказывали о назначенной вам благодати, исследуя, на которое и на какое время указывал сущий в них Дух Христов…» (1 Пет. 1:10-11).

Он и есть обетованный еще в Раю Спаситель мира. Сказано было о Нем: «и вражду положу между тобою и между женою, и между семенем твоим и между семенем ее; оно будет поражать тебя в голову, а ты будешь жалить его в пяту» (Быт. 3, 15). Блаженный Феофилакт писал: «Имя Иисус не греческое, а еврейское, и значит Спаситель; ибо оно у евреев означает спасение».

В отличие от «Христос» и «Сын Давидов», выражение «Сын Авраамов» не является мессианским титулом. Однако задача показать читателю, что Иисус является и сыном Авраама, представляется Матфею не менее важной. Мессия, как Спаситель еврейского народа, Сам должен быть израильтянином, иметь с ними одного прародителя. Однако Матфей упоминает об Аврааме не только ради этого. Как Авраам – начало еврейского народа, так Христос его завершение. Он именно Тот, ради Которого еврейский народ и был некогда создан Богом от неплодного старца. В Нем вся история Израиля, начавшись в Аврааме, достигла своей цели и исполнения. Через Иисуса Бог распространит Свое благословение и спасение на все другие племена земные, как Он и обещал некогда Аврааму. Возможно, в этом титуле содержится и намек на то, как осуществитсяэто спасение. Святоотеческая традиция проводит типологическую параллель между Иисусом и Исааком, возлюбленным сыном Авраама, который должен был быть принесенным в жертву по повелению Бога.

Помимо всего вышесказанного, образы Давида-монарха, и Авраама-патриарха, исполняющего функции первосвященника, указывают на ту полноту власти, которую имеет Иисус. Он – царь, Он же и священник. Эта власть проявляется в Его земном служении и спасительном подвиге.

Итак, формула «Иисус Христос, Сын Давидов, Сын Авраамов» говорит нам, что сей Иисус – Тот, Кто должен спасти свой народ, а также все человечество. Именно в Нем чаяния Израиля и всего мира находят свое исполнение.

Говоря о спасении, надо всегда помнить, что Сын Божий спас нас и не ради той религиозной жизни которую мы ведем сейчас (фактически наша жизнь, в смысле дел, осталась прежней). Сказано: «Он спас нас не по делам праведности, которые бы мы сотворили, а по Своей милости, банею возрождения и обновления Святым Духом» (Тит. 3:5). Можно сказать, Он спас нас совершенно беспричинно (не ради наших возможных благодарений), исключительно по причине Своей милости и благости.

А могли бы мы сами заслужить, заработать или восхитить спасение? Об апостолах сказано: «Они же чрезвычайно изумлялись и говорили между собою: кто же может спастись? Иисус, воззрев на них, говорит: человекам это невозможно, но не Богу, ибо все возможно Богу» (Мк. 10:26-27); «воззрев на них», то есть на апостолов, Господь говорит о спасении: «человекам это невозможно», — неужели кто-то думает, что, посмотрев на него, Господь сможет сказать нечто иное? Все мы по своим делам заслужили вечную смерть, и в этом смысле нет среди нас лучших или худших, но во Христе мы получаем прощение и приобщаемся славы Небесного Царствия Божия. И все это даром, по благодати. Сказано: «получая оправдание даром, по благодати Его, искуплением во Христе Иисусе, Которого Бог предложил в жертву умилостивления в Крови Его через веру, для показания правды Его в прощении грехов, соделанных прежде» (Рим. 3:24-25). Итак, наши прежние грехи прощены нам. То, что было невозможно для нас самих, оказалось абсолютно возможным для Бога (как мы и прочитали: «человекам это невозможно, но не Богу, ибо все возможно Богу»). Итак, мы не сами спасаем себя, а спасаемся Христом Спасителем. Усвоение этой истины и означает постижение главного евангельского смысла, смысла Благовествования.

Но при всем при этом мы, православные, считаем, что  СПАСЕНИЕ — есть дело всей жизни человека.

В православном понимании спасение человека состоит как бы из трех ступеней. Это: искупление, освящение, обужение. Этим этапам духовного роста соответствуют три различные добродетели — вера, надежда, любовь. А также три различных состояния человека по отношению к Богу: раб, наемник, сын.

Рассмотрим эти три ступени подробно.

Первая ступень — искупление. Искупление осуществляется Кровию Агнца Божия, Кровию Господа Иисуса Христа. В Библии говорится, что после грехопадения наших прародителей Господь сделал им кожаные одежды (Быт. 3:21). По толкованию святых Отцов это означает, что тогда была принесена первая кровная жертва, пролита первая жертвенная кровь, которая прообразовывала собой грядущее искупление человечества Кровию Сына Божия. И люди оделись в кожаные шкуры принесенных в жертву животных в знак постоянного напоминания прежде всего о грядущей жертве.

Этапу искупления соответствует библейская добродетель — вера. «А без веры угодить Богу невозможно; ибо надобно, чтобы приходящий к Богу веровал, что Он есть» (Евр. 11:6). Так сказано в Писании. И этой ступени соответствует, в свою очередь, «социальное» положение, описанное в Библии, — раб.

Раб не надеется на награду. Приходящий к Богу грешник надеется только на милость. Можно сказать, что весь протестантский мир в своих умствованиях остановился только на этом уровне, хотя по-настоящему протестанты даже и на эту ступень не поднялись, а только еще более удалились от тайны искупления.

Вторая ступень — освящение. В Библии говорится: «Ибо воля Божия есть освящение ваше…» (1 Фес. 4:3). Этой ступени соответствует другая библейская добродетель — надежда. Человек не просто верит, он надеется, он опирается на плоды своей веры, той веры, которая «есть осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом» (Евр. 11:1). Это прежде всего труд, это — образ жизни. Человек здесь — наемный работник. Достигая в своей деятельной вере некоего совершенства, он уже может опираться на то, чего достиг своими молитвами, постом и добрыми делами. На этой ступени остановился католический мир — и то лишь в своих рассуждениях. Реально же католики не поднялись ни на первую, ни на вторую ступень.

Третья ступень в деле спасения — обожение, понятие, известное только православному восточному христианскому богословию. В Нагорной проповеди Господь Иисус Христос говорит: «…будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный» (Мф. 5:48). Мы можем рассуждать с вами, в чем заключается, например, совершенство Моисея: он не воровал, не прелюбодействовал, был праведен, благочестив… Но когда нас призывают к совершенству Бога?! В чем оно заключается? Мы не знаем, что и сказать в ответ, а Господь призывает нас быть такими!.. В Библии сказано: «Бог есть любовь» (1 Ин. 4:8). Любовь и является мистическим вхождением в жизнь Святой Троицы. Этой ступени спасения соответствует уже не «социальное», а приближенное, «семейное», родственное отношение человека к Богу — сын.

Итак, спасение — это восхождение в благодати по ступеням: раб, наемник, сын; через добродетели: веры, надежды, любви. Ни один православный человек не может сказать о себе: «я спасен». Спасение — это дело всей его жизни.

Спасение — это не только отказ от пьянства, наркотиков, внешнее участие в жизни прихода, молитвы, соблюдение постов. Спасение — это нечто значительно большее. Мы слышали, каким был первый человек до грехопадения, к каким высотам призвал его Господь, и видим, как низко он пал. Но мы знаем также, что есть второй Адам (1 Кор. 15:45, 47-49) — Господь Иисус Христос; знаем, зачем пришел Сын Божий в этот мир. Он пришел, чтобы возродить человечество, явить начало новой жизни, даровать нам новую природу. Он пришел, чтобы нас возвести на Небеса. Все мы в той или иной степени знаем, что нуждаемся в благодатном спасении. Каждый из нас чувствует и осознает необходимость изменения. Каждой клеткой своего тела человек ощущает, что он нуждается в переменах. Нынешнее наше состояние не устраивает никого! А если бы кто и сказал, что «я богат, разбогател и ни в чем не имею нужды», то дело Церкви — показать, что таковой «несчастен и жалок, и нищ и слеп и наг» (Откр. 3, 17). Слово Божие учит нас: «Посему, как одним человеком грех вошел в мир, и грехом смерть, так и смерть перешла во всех человеков, потому что в нем все согрешили» (Рим. 5:12). Да, мы действительно все умерли в Адаме, но нам, по милости Божией, надлежит воскреснуть во Христе!

Серьезное и вдумчивое, изучение Святого Евангелия поможет нам осознать всю нашу жизнь как некое преосуществление (то, что и означает в нашем понимание спасение) или обужение. Обужение как непрекращающееся стяжание благодати Духа Святого. В чем преподобный Серафим Саровский и видел смысл жизни христианина. 

Иисус Христос – начаток нового мира – «Се, творю все новое». 

Далее в Евангелии от Матфея этот мотив творения нового мира усиливается в повествовании о рождестве Иисуса: как Адам рожден без родителей, так и Христос рожден без отца, действием Святого Духа; а также в рассказе о крещении Спасителя: как мир приводится в бытие ипостасным Словом Божиим и Духом, Который парит над водами, так и новый мир рождается в водах Иордана, где Дух Святой в виде голубя парит над главой Иисуса, Слова Божия Воплощенного.

Не только евангелист Матфей предлагает нам такую аллюзию. По-своему это делает Иоанн Богослов, когда начинает евангельское повествование словами «В начале было Слово» (Ин. 1:1). Здесь мы можем увидеть явную параллель с первыми словами книги Бытия: «В начале сотворил Бог небо и землю» (Быт. 1:1).

Итак, первый стих скрывает в себе следующие богословские идеи:

1. Иисус есть законный Мессия, «Сын Давидов», Который восстанавливает былую славу Израиля;

2. в Нем исполняются обетования данные Аврааму: не только евреи, но и все человечество получают в Нем благословение;

3. Он есть начаток нового мира.

Собственно, сама генеалогия (Мф. 1:2–16) есть не что иное, как иллюстрация, призванная подтвердить и раскрыть эти утверждения.

Наиболее точно этот процесс явления в мир Христа Спасителя передает следующее пророчество из Пятикнижия Моисеева: «Вижу Его, но ныне еще нет; зрю Его, но не близко. Восходит звезда от Иакова и восстает жезл от Израиля, и разит князей Моава и сокрушает всех сынов Сифовых» (Числ. 24:17).

Последнее пророчество о сынах Сифовых заслуживает нашего особого внимания. Именно мы — сифиты (индоарийские народы) были покорены, сокрушены радостной вестью Святого Евангелия. Как мы видим, в пророчествах Библии есть и скрытый таинственный смысл, который не лежит на поверхности повествования и открывается только вдумчивому читателю. Впрочем, преподобный Амвросий Оптинский учил: «Советую тебе почаще и подолгу читать Евангелие… Читать так, чтобы только твои уши слышали: понимаешь — не понимаешь, читай. Благодатное слово евангельское сильно прогоняет скуку и уныние и успокоит тебя, только читай побольше и подольше».

Итак, родословие Иисуса Христа: 

«Авраам родил Исаака; Исаак родил Иакова; Иаков родил Иуду и братьев его; Иуда родил Фареса и Зару от Фамари; Фарес родил Есрома; Есром родил Арама; Арам  родил Аминадава; Аминадав родил Наассона; Наассон родил Салмона; Салмон родил Вооза от Рахавы; Вооз родил Овида от Руфи; Овид родил Иессея;  Иессей родил Давида царя; Давид  царь родил Соломона от бывшей за Уриею; Соломон родил Ровоама; Ровоам родил Авию; Авия родилАсу; Аса родил Иосафата; Иосафат родил Иорама; Иорам родил Озию; Озия родил  Иоафама;  Иоафам  родил  Ахаза; Ахаз  родил  Езекию; Езекия  родил Манассию; Манассия родил Амона; Амон родил Иосию. Иосия родил Иоакима; Иоаким родил Иехонию и братьев его, перед переселением в Вавилон. По переселении же в Вавилон, Иехония родил Салафииля; Салафииль родил Зоровавеля; Зоровавель родил Авиуда; Авиуд родил Елиакима; Елиаким родил Азора; Азор родил Садока; Садок родил Ахима; Ахим  родил  Елиуда;  Елиуд родил  Елеазара;  Елеазар  родил  Матфана; Матфан родил Иакова; Иаков родил Иосифа, мужа Марии, от Которой родился Иисус, называемый Христос. Итак всех родов от Авраама до Давида четырнадцать родов; и от Давида до переселения в Вавилон четырнадцать родов; и от переселения в Вавилон до Христа четырнадцать родов» (Мф. 1, 2–17).

Обычно, когда читаются родословия Библии, то читающий спешит побыстрее пробежать эти тексты глазами, даже не догадываясь о тех духовных тайнах, которые скрываются в самих этих родословиях.

Если читать генеалогию Иисуса только с позиции ученого-историка, мы рискуем, что много принципиально важной с точки зрения богословия информации, зашифрованной в тексте, останется в стороне. Более того, мы можем столкнуться с такими затруднениями, которые нельзя разрешить единственно при помощи методов исторической науки. Нам придется признать или то, что автор ошибся в своих подсчетах, или то, что он намеренно злоупотребил фактами, по причине богословской предвзятости и тенденциозности. Для иллюстрации можно привести два самых ярких примера.

Так, например, трудно объяснить тот факт, почему в восьмом стихе Матфей не упоминает имен царей Охозии, Иоаса и Амасии. Согласно истории Ветхого Завета, они должны царствовать между Иорамом и Озией. Кроме того, если мы возьмем в руки греческий оригинал, то увидим, что 11-й стих ничего не говорит нам о царе Иоакиме, который должен править между царями Иосией и Иехонией.

Большую трудность для историка представляет согласование генеалогий Матфея и Луки. Начиная с того, что после Вавилонского плена мы имеем два совершенно разных списка имен, заканчивая тем, что у евангелиста Матфея от Давида до Иисуса 27 родов, а у евангелиста Луки – 42.

Не отвергая значимости истории и исторического подхода к Евангельскому тексту, все-таки скажем, что генеалогия евангелиста Матфея скрывает в себе больше богословской точности, нежели исторической. Это отнюдь не значит, что Матфей придумывает историю. На основе действительных исторических фактов он создает богословскую метафору. Что это значит? С одной стороны, это значит, что исторические факты свидетельствуют не только о себе. Есть еще и более глубокий смысл. Факты выступают в качестве намеков, аллюзий, символов, типологических образов, которые указывают на определенные богословские идеи и закономерности. Именно так евангелист доказывает, демонстрирует и поясняет те утверждения, которые высказывает в первом стихе. С другой стороны, этот смысл настолько важен, что для его демонстрации некоторыми историческими фактами можно и поступиться.

Взглянув на генеалогию Иисуса под таким углом, мы можем обнаружить в тексте Евангелия более глубокий пласт смысла, нежели просто буквально-исторический. Для нас, читающих Писание Нового Завета не просто как исторический документ, но в первую очередь как Благую Весть о спасении, этот более глубокий смысл имеет первостепенное значение.

«Новый Адам» 

Согласно представлениям древнего еврея, Мессия не просто царь, Он именно Спаситель. Эта мысль в том или ином виде содержится во многих ветхозаветных пророчествах, которые говорят нам о личности Христа и Его миссии. В Новом Завете евангелист Матфей говорит прямо: «Он спасет людей Своих от грехов их» (Мф. 1:21). Это значит, что та реальность, которую Иисус приносит, – реальность не только эсхатологическая, но и сотериологическая.

Имплицитно эта важная мысль содержится уже в генеалогии Христа. Матфей помещает Иисуса в ряд с теми людьми, которые рассматривались в еврейской традиции как те, кто играет важную роль в деле спасения Израиля.

Также мы можем угадать здесь то, как именно будет совершено это спасение, – через восстановление (recapitulatio).

Христос основывает Свое Царство, восстанавливая ту власть, которую не смог некогда удержать Давид. Во многих древних рукописей имя царя Давида в Мф. 1:6b дано без эпитета «царь». Здесь говорится о рождении Соломона от Давида и Вирсавии. Отсутствие титула «царь» не что иное, как намек на то, что согрешив, Давид лишается Своего царского достоинства и самого царства. Последнее буквально исполнилось в жизни его детей. То же относится и ко всему Израилю. За прелюбодейство с языческими богами, он теряет Землю Обетованную, Иерусалим, Храм и уводится в плен. Ни Давид, ни Израиль не выполнили своего предназначения: во что бы то ни стало оставаться верными Богу. Христос же – Тот, Кто, отождествив Себя с Давидом и всем Израилем, исполняет то, что оказалось не под силу простым людям. Своей жизнью Он являет пример совершенной покорности и послушания воле Отца, восстанавливая, таким образом, былую славу Давида и всего Израиля. Поэтому Он – Новый Давид и Новый Израиль.

Но Иисус восстанавливает не только престол Давида и Израиля, Он восстанавливает достоинство первого человека. Поэтому Христа называют Новым Адамом. Намек на это может также содержаться в генеалогии, отдельные элементы которой можно рассматривать как своеобразный акростих, организованный по принципу хиазма:

a. Иисус Христос (1:1b)

b. Давид (1:1c)

c. Авраам (1:1d)

c. Авраам (1:2)

b. Давид (1:6)

a. Иисус Христос (1:16)

Если бы текст был написан на еврейском языке, мы бы получили: M āšîaḥ – D āwîḏ– ʼ A ḇrāhām / ʼ A ḇrāhām – D āwîḏ– M āšîaḥ.

Итак, Иисус творит новый мир, восстанавливая то, что не смог своими силами сделать первый человек, царь Давид, весь Израиль. Эта важная сотериологическая идея (recapitulatio), имплицитно выраженная уже в генеалогии, подчеркивается всем дальнейшим повествованием Евангелия от Матфея.

 

 

 

«Свои люди».

Для кого эта новая реальность предназначена? Ответ на этот вопрос также можно найти в генеалогии Иисуса.

Мы уже приводили изречение Матфея, которое он вкладывает в уста ангела Господня, посланного к Иосифу, «Он спасет людей Своих от грехов их» (Мф. 1:21). Важное понятие скрыто в выражении «Свои люди». Именно они и являются участниками нового мира, то есть причастниками спасения. Кто это «Свои люди»?

В первую очередь это, конечно, Израиль по плоти. Иисус в каком-то смысле дитя всего Израиля, который для Него «Свой». Он новый Давид, который есть воплощение могущества еврейского народа, его величия и силы, лучших черт его национального характера. В этом контексте стоит понимать упоминание о братьях Иуды в Мф. 1:2b, т. е. родоначальниках всего еврейского народа. Формально они не имеют отношения к родословию Давида и Иосифа, но олицетворяют весь народ, который, как единый организм, «породил» Спасителя. Кроме того, упоминание о двенадцати патриархах может быть намеком на значимость будущего христианского братства. «Свои люди» составляют братство, подобно тому как были братьями патриархи; Иуда и братья – прообраз отношений людей в Церкви. Эти же идеи содержатся и в упоминании о братьях Иехонии в 11-м стихе. Они также олицетворяют некую полноту всего еврейского народа в один из ключевых моментов его истории: иудеи насильно уводятся в Вавилон, где разделяют друг с другом всю горечь плена, переживают покаяние и еще больше утверждаются в своих ожиданиях Спасителя.

Однако, благая весть о спасении выходит за пределы Израиля по плоти. Она обращена и к язычникам. Они также призваны стать «Своими людьми» Спасителю. Первым намеком на это становится упоминание Авраама в 1-м стихе, который сам был из язычников. Он отец множества народов, которые через него получат благословение. Также этот намек можно увидеть в том факте, что упоминание имен в Мф. 1:1 идет по нисходящей, вглубь веков: Христос – Давид – Авраам – ... Евангелист Лука, как спутник апостола языков, выразит эту мысль в своей генеалогии со всей четкостью: Христос – Давид – Авраам – Адам – Бог.

Однако явным свидетельством об этом становится упоминание имен четырех женщин. Все они имеют непосредственное отношение к язычникам.

Комментаторы родословия обращают на это обстоятельство свое пристальное внимание. Один из комментаторов писал: «Самым поразительным в родословной являются имена женщин. В иудейских родословных вообще крайне редко встречаются женские имена. У женщины не было юридических прав. На нее смотрели не как на человека, а как на вещь. Она была лишь собственностью отца или мужа, и они могли делать с ней, что им угодно. В каждодневной утренней молитве иудей благодарил Бога за то, что Он не сделал его язычником, рабом или женщиной. Вообще уже само существование этих имен в родословной представляет собой чрезвычайно удивительный и необычный феномен. Спаситель упраздняет не только этнический барьер на пути ко спасению, но и половой. В новом мире, как говорит апостол Павел: «нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе» (Гал. 3:28).

Если посмотреть на этих женщин — кто они были и что они делали — приходится удивляться еще больше. Рахав, или Раав, как она названа в Ветхом Завете, была блудницей из Иерихона (Нав. 2:1–7). Руфь была даже не еврейка, а моавитянка (Руфь 1:4), и разве не сказано в законе: “Аммонитянин и Моавитянин не может войти в общество Господне, и десятое поколение их не может войти в общество Господне во веки” (Втор. 23:3). Руфь была из враждебного и ненавистного народа. Фамарь была искусная соблазнительница (Быт. 38)», — вступила в плоткие отношения с собственным свекром (грех кровосмешения). «Вирсавию, мать Соломона, Давид самым жестоким образом отнял у Урии, ее мужа (2 Цар. 11 и 12)». — Совершил грех прелюбодеяния с этой женщиною. Примечательно то, что евангелист не называет ее имени, но только имя ее мужа. Это можно рассматривать, с одной стороны, как указание на грех Давида (убийство), но с другой – как желание автора подчеркнуть национальность Урии и его жены.  «Если бы Матфей искал в Ветхом Завете невероятных кандидатов, он не смог бы найти четырех более “неудобных” предков для Иисуса Христа. Неужели нельзя было выбрать более подходящие кандидатуры, например, Сарру, Ревеку, Рахиль? Но, конечно, в этом есть еще и нечто очень примечательное. Здесь, в самом начале, Матфей показывает нам в символах суть Евангелия Божия в Иисусе Христе, потому что здесь он показывает, как рушатся барьеры.

Исчез барьер между иудеем и язычником. Рахав — женщина из Иерихона. Моавитянке Руфи также нашлось место в родословной Иисуса Христа.

Таким образом, в родословной получила отражение истина, что во Христе нет ни иудея, ни эллина. Уже здесь очевиден универсализм Евангелия и любви Божьей.

Исчезли барьеры между женщинами и мужчинами. В обычной родословной не было женских имен, но в родословной Иисуса они есть. Старое презрение прошло; мужчины и женщины одинаково дороги Богу и одинаково важны для Его целей.

Исчезли барьеры между святыми и грешниками. Бог может использовать для Своих целей и вписать в Свой план даже того, который очень много согрешил. “Я пришел, — говорит Иисус, — призвать не праведников, но грешников” (Мф. 9:13). Уже здесь в самом начале Евангелия есть указания на всеохватывающую любовь Божью. Бог может найти Своих слуг среди тех, от которых с содроганием отвернутся уважаемые ортодоксальные иудеи».

Несмотря на то, что все женщины имеют языческое происхождение, все они становятся участниками Израиля по плоти, а также прообразом того, что в Новый Израиль войдут все народы.

Таким образом, задача евангелиста – изложить церковное видение того, Кто такой Иисус Христос. Специфическая черта женских персонажей дает нам право думать о том, что Матфей использует здесь пророческий образ, указывающий на саму тайну Воплощения. Подобно тому как от впавших в грех вопреки всем человеческим представлениям о чистоте и святости рода произошли великие цари и должен был в итоге произойти Мессия, так и от Непорочной Девы, вопреки всем законам падшего человеческого естества, воспринял плоть Тот, Кто превосходит всякое человеческое естество.

 

 

 

Новый Закон 

Что же все-таки требуется от человека, который желает стать «Своим» Христу?

Здесь мы опять же встречаемся с мыслью, которая для древнего иудея могла показаться странной и даже кощунственной. Для участия в Царстве Мессии не обязательно исполнять предписания Закона Моисея. В новом мире жизнь основывается на совершенно иных принципах. На это могут намекать образы Фареса и Зары в 3-м стихе. Зара был младшим братом, но при родах его рука показалась первой. Повивальная бабка обвязала ее красной нитью. После рука спряталась, и родился Фарес, старший брат, непосредственный предок Христа. Зара родился вторым. По словам блж. Феофилакта, упоминание о младшем брате в родословной неслучайно: «Как Зара прежде показал руку, а потом увлек ее снова, так и жительство во Христе: оно открылось во святых, которые жили прежде закона и обрезания, ибо все они не соблюдением закона и заповедей оправдались, но евангельской жизнью … Но когда пришел закон, таковая жизнь скрылась. Но как там после рождения Фареса позже снова и Зара вышел из чрева, так и по даровании Закона позже воссияла жизнь евангельская, запечатленная красной нитью, то есть кровью Христа».

В Царствие Небесное вводит не исполнение формальных предписаний Моисеева Закона и даже, что важно, не человеческая праведность, но благодать Божия, которая стала действовать в этом мире с особой силой благодаря искупительному подвигу Спасителя. Со всей ясностью об этом говорит апостол Павел: «правда Божия через веру в Иисуса Христа во всех и на всех верующих, ибо нет различия, потому что все согрешили и лишены славы Божией, получая оправдание даром, по благодати его, искуплением во Христе Иисусе»(Рим. 3:22–24).

Что может человек предложить Богу в ответ на Его дар, поясняет образ четырех женщин. Несмотря на то, что все они согрешили перед законом, сам факт присутствия их имен в родословии Господа говорит о том, что своей жизнью они все же стремились угодить Богу и не враждовали с Ним. Как и царь Давид, за свое покаяние они сподобились стать праматерями Спасителя. Даже сами мотивы их проступков святоотеческая традиция экзегезы зачастую рассматривает как благие: вера в пришествие Мессии и желание послужить общему делу еврейского народа – рождеству Христа. В этом смысле их антиподами являются образы трех неупомянутых в родословии Иисуса царей (Охозии, Иоаса, Амасии). По мысли блж. Иеронима Стридонского, причина этого кроется в их личной нераскаянности и открытом богоборчестве их прабабки нечестивой Иезавели. Бог дважды проклинает ее род. По этой причине, «род ее забывается до третьего поколения, чтобы не быть включенным в ряд участвующих в священном рождестве». Господь требует от человека лишь одного: веры в Своего Христа и покаяния. Поистине, единственный непростительный грех, как учат святые Отцы, — это нераскаянный грех.

            Итак, мы увидели, что в прологе к своему Евангелию при помощи, казалось бы, формального перечисления имен предков Иисуса евангелист Матфей сообщает читателю глубокие богословские истины.

Почему родословная разделена на три части?

Святитель Иоанн Златоуст предлагает следующее истолкование того обстоятельства, что родословие разделено на три части: «Итак всех родов от Авраама до Давида четырнадцать родов; и от Давида до переселения в Вавилон четырнадцать родов; и от переселения в Вавилон до Христа четырнадцать родов» (Мф. 1, 17).

Златоуст поясняет: «Евангелист разделил все родословие на три части, желая там показать, что Иудеи с переменою правления не делались лучшими; но и во времена аристократии, и при царях, и во время олигархии предавались тем же порокам: под управлением судей, священников и царей не оказали никакого успеха в добродетели» В наше время многие слишком большое значение придают разным формам политического устроения общества. Однако мы видим, и это очевидно, — с переменою правления люди лучше не становятся. Грешили иудеи и при патриархах (время от Авраама до Давида) — общинно-родовой, или националистический период управления. Грешили и при царях (от Давида до Вавилона) — монархический период управления. Грешили и при власти разных религиозных олигархических партий — период политического плюрализма. И все равно Господу Иисусу Христу потребовалось прийти в этот мир, потому что никакие политические и националистические спекуляции не могут обезопасить человека от власти греха.

В Писании сказано: «Перестаньте вы надеяться на человека, которого дыхание в ноздрях его, ибо что он значит?» (Ис. 2:22), и еще: «Не надейтесь на князей, на сына человеческого, в котором нет спасения. Выходит дух его, и он возвращается в землю свою: в тот день исчезают [все] помышления его» (Пс. 145:3-4).

Все формы человеческого правления порочны в той или иной степени. Идеальной формой управления является теократическая монархия (власть церковных судий), когда власть всецело принадлежит только Богу, и только от Него исходит, через Его судий. Когда евреи хотели заменить теократическую монархию (власть судии священника Самуила) обычной монархией, то Господь Бог сказал пророку Самуилу: «…послушай голоса народа во всем, что они говорят тебе; ибо не тебя они отвергли, но отвергли Меня, чтоб Я не царствовал над ними» (1 Цар. 8:7).

А весь период царей являлся периодом духовного упадка. Сказано: «потому что не была совершена такая пасха от дней судей, которые судили Израиля, и во все дни царей Израильских и царей Иудейских» (4 Цар. 23:22). Представьте себе, братия и сестры, все эти цари так были заняты собою, что во все их дни Пасха не праздновалась. Разве это не упадок? Разве это не духовный кризис? А что говорить о других формах правления… Например, Россия вышла из большевистского «египетского» пленения, но что встретило ее на пути в православный Ханаан? — Культ золотого тельца в пустыне. Когда предлагается сплошь и рядом скакать и радоваться вокруг этого нового золотого «бога» (идола)… Какие же будут последствия..?

Вопрос: почему сказано у Матфея, что от Вавилона до Христа четырнадцать родов; считаем, находим только тринадцать родов. Златоуст поясняет: «мне кажется, что он (то есть евангелист Матфей) причисляет к родам время пленения (пленения греховного), и самого Иисуса Христа, всюду совокупляя Его с нами». Иными словами, Христос по Божеству вошел в этот мир, а по Человечеству — вышел из него. Он соединился и всецело сроднился с нами и стал, таким образом, одним из нас. Апостол Павел писал: «Он, будучи образом Божиим… уничижил Себя Самого, приняв образ раба, сделавшись подобным человекам и по виду став как человек; смирил Себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной» (Флп. 2, 6–8).

Итак, из всего родословия Христова становится очевидным, что Сын Божий не гнушается нашей испорченности и оскверненности (вспомним оскверненных женщин). Если Господь не погнушался их, это значит, что Он не погнушается и нас с вами. С другой стороны, то обстоятельство, что в начале Евангелия от Матфея даны имена оскверненных женщин, есть свидетельство, что и само все это Евангелие написано для тех, кто считает себя грешным и оскверненным. Следовательно, если вы считаете себя праведным, то и не читайте его и не слушайте истолкования его. «Праведным» и Христос не нужен. Сказано: «Вы, оправдывающие себя законом, остались без Христа, отпали от благодати, а мы духом ожидаем и надеемся праведности от веры» (Гал. 5, 4).

Есть ещё несколько вопросов: почему Евангелие дает родословную Иосифа, а не Пресвятой Девы Марии? Потому что у евреев было не принято вести чью-либо родословную по линии матери. Но так как Пресвятая Дева, несомненно, была единственным ребенком у Иоакима и Анны, то, согласно требованию закона Моисея, Она должна была быть выдана замуж только за родственника из того же колена, племени и рода, а поскольку Иосиф был из племени царя Давида, следовательно, и Она — из того же рода. Святой Лука ставил перед собой другую задачу: показать, что Господь Иисус Христос принадлежит всему человечеству и является Спасителем всех людей, поэтому он ведет родословную Господа от Адама до Самого Бога. В этой родословной, однако, есть некоторые разногласия с родословной от св. Матфея. Так, например, Иосиф, мнимый отец Господа, по Матфею — сын Иакова, а по Луке — сын Илия. Так же и упоминаемый обоими евангелистами Салафиил, отец Зоровавеля, по святому Матфею — сын Иехонии, а по святому Луке — Нирии. Древнейший христианский ученый Юлий Африкан прекрасно объясняет это законом ужичества, по которому, если один из братьев умирал бездетным, другой должен был взять на себя его жену, и «Первенец, которого она родит, останется с именем брата его умершего, чтобы имя его не изгладилось в Израиле» (Втор 25:5-6). Этот закон имел силу в отношении не только родных, но и сводных братьев, какими были Иаков и Илий. Отцы у них были разные, но мать одна, Эста. Таким образом, когда Илий умер, Иаков, взяв за себя его жену, восстановил род брата, зачав Иосифа. Отсюда и вышло разногласие, так как св. Лука ведет род Иосифа через Рисая, сына Зоровавеля, и Илия, а св. Матфей — через Авиуда, другого сына Зоровавеля, и Иакова.

Итак, и Евангелия написаны, и Сын Божий пришел в этот мир ради спасения грешных, «нас ради человек и нашего ради спасения».

Он один — источник возможных положительных перемен в жизни всего рода человеческого, о чем мы каждодневно и испрашиваем в молитве: «да приидет Царствие Твое; да будет воля Твоя и на земле, как на Небе» (Мф. 6, 10). И никакие человеческие политические спекуляции не смогут обеспечить для всех нас счастливую и достойную жизнь. Сия проблема решается только с наступлением Его Царствия «и на земле, как на Небе».

А соединив Себя Самого, сроднив с нами, Он соединил нас и с Самим Отцом Своим Небесным. Сказано: «Бог, богатый милостью, по Своей великой любви, которою возлюбил нас, и нас, мертвых по преступлениям, оживотворил со Христом, — благодатью вы спасены, — и воскресил с Ним, и посадил на небесах во Христе Иисусе, дабы явить в грядущих веках преизобильное богатство благодати Своей в благости к нам во Христе Иисусе» (Еф. 2, 4:7). Как учит святая Церковь о Сыне Божием: Он сошел на землю, чтобы нас вознести на Небеса, — сделался человеком, чтобы нас сделать богоподобными.

 

 

Выводы.

 

Напрасно некоторые думают, что родословие Христа — есть сухой и бессмысленный перечень имен. Во-первых, мы уже убедились, что имена четырех грешных женщин даны в родословии, чтобы дать надежду и другим грешникам на спасение.

Рассмотрев те мысли, которые проглядывают через ткань библейской истории, мы не можем не заметить одной важной истины. Родословие Иисуса – яркий образец того, как порой непредсказуемо и парадоксально действует Господь в судьбе человечества и каждого отдельного человека. Образно говоря, наше спасение осуществляется не в громе и молнии, но в «гласе хлада тонка» (3 Цар. 19:12): не через праведного и сильного, но через грешного и немощного. Все это настолько странно и не вкладывается в рамки человеческой логики, наших представлений о морали, праведности, норме как таковой, что неизбежно приводит к мысли о непознаваемом, сверхъестественном и божественном.

Именно этой мыслью руководствуется евангелист, когда переходит от рассмотрения генеалогии Иисуса к рассказу о Его чудесном зачатии и рождестве. Перечислив предков Спасителя, и подтвердив таким образом ту истину, что по линии Иосифа Иисус действительно происходит из царственного рода, Матфей внезапно заявляет: «[а на самом же деле] Рождество Иисуса Христа было так…». Отцовство Иосифа мнимое, он не имеет никакого отношения к зачатию Иисуса; в свою очередь Иисус, согласно повествованию Матфея, не является потомком Давида в буквальном смысле этого слова. Господь опять действует сверх всяких человеческих ожиданий и предположений, который раз поражая глубиной и непознаваемостью Своего Промысла в деле нашего спасения.

Подводя итог всему вышесказанному, хотелось бы сказать, что для современного читателя, требующего от повествования динамики, захватывающего сюжета, чтение библейских генеалогий (и не только генеалогий) – превыше всяких сил. Выросшие на доступной, «разжеванной» информации, мы привыкли, что книга сама должна нас увлечь, подхватить и понести, а нам останется только проглотить. Однако вся мировая традиция мысли и в частности традиция библейская и святоотеческая призывает нас к обратному. Читатель сам должен оживить повествование, привести его в движение целенаправленной и упорной работой своей мысли, опирающейся на святоотеческую экзегезу. Лишь в этом случае нам станет интересен и приоткроет свои тайны и Ветхий и Новый Заветы. Так что родословие Христово имеет более религиозное и менее историческое значение. 

 

Использованная литература.

  1. Библия с комментариями. Российское Библейское общество. М. 2008.
  2. Библейские комментарии отцов Церкви I–VIII веков. Новый Завет. Том Ia: Евангелие от Матфея 1–13. Русское издание под редакцией Ю. Н. Варзонина. – Тверь: Герменевтика, 2007. – 432 с. – С. 5–6.
  3. Климов Г., прот. Конспект лекций по Священному Писанию Нового Завета, 2 курс семинарии МДА.
  4. Барицкий Д., иерей. Новое творение (размышления в неделю святых Праотец // Сборник трудов кафедры библеистики Московской Православной Духовной Академии (№2). 
  5. Иероним Стридонский, блж. Толкование на Евангелие по Матфею. Мф. 1:9–11.
  6. Муретов М. Д. Родословие Христа // Избранные труды. – М.: Издательство Свято-Владимирского Братства, 2002. – 568 с. – С. 311.
  7. Стеняев О., прот. Беседы на Евангелия от Матфея. М., 2008.
  8. Феофилакт Болгарский, блж.Толкование на Евангелие от Матфея.