О богообщении и сыновней любви к Богу Печать

В притче о званных на пир Божий, который Христос Спаситель уподобляет пиру брачному, раскрываются взаимоотношения между Богом и людьми. В ней мы видим, как недостойно поступали многие призванные Богом и ожидаемые Им на пир Свой.

6И мы невольно задаемся вопросом: почему люди, которых призвал Сам Царь на брачное торжество, нашли разные предлоги, чтобы уклониться от участия в нем? Мало того что они уклонились, так некоторые еще и убили приглашающих посланников. Если бы это было приглашение на участие в языческом собрании или еще в каком-нибудь греховном мероприятии, то нам было бы понятно их уклонение: «…блажен муж, который не ходит на совет нечестивых» (Пс. 1:1). Но здесь – приглашение на брак, на торжество, на радость! Главное понимание этой притчи как раз и заключается в ответе на вопрос: почему они уклонились?

Традиционное толкование этой притчи раскрывает нам нечестие и неблагодарность иудеев и предвозвещает их отпадение, а также говорит о призвании язычников. «Но кроме того, – обращает наше внимание святитель Иоанн Златоуст, – притча показывает нам правильный образ жизни и то, какая жизнь ожидает беспечных». В этом указании и кроется непреходящее значение притчи для всех нас, а не только для иудеев, не желавших принять Христа Спасителя.

 Чтобы раскрыть это значение, обратим наше внимание на последние слова притчи – «тьма кромешная», которая ожидает беспечных. Слово «кроме» на церковнославянском означает «вне», то есть: вне чего-то находиться. По-русски это будет «тьма внешняя» – это тьма, где человек находится вне общения с Богом, Который есть «свет миру», и «кто последует за [Ним], тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни» (Ин. 8:12). Богообщение подает силы нашей жизни. Казалось бы, что вне богообщения не должно быть жизни, а она все-таки есть. Но какая? Жизнь вне Бога названа тьмой, где «будет плач и скрежет зубов» (Мф. 22:13). И вот в эту кромешную тьму ввергаются люди.

Причины, как видим из притчи, разнообразные. Некоторые прельщаются одним видом мира сего, другие – другим видом. Так же как и тот раб, изгнанный за небрачную одежду. Причины все эти, конечно, названы только внешние. Но как мы знаем, за внешними проявлениями всегда стоит внутренняя мотивация, сложившийся образ жизни. Внутренняя же причина простая. Это – рассеянная жизнь, которая приводит человека в такое состояние, что он начинает терять любовь к Богу и перестает узнавать Его. Именно узнавать, поскольку большей частью в этой притче речь идет о людях, которые имеют отношение к духовной жизни и названы зваными. Таким образом, давая в своей жизни место различным суетным стремлениям мира сего, мы постепенно делаем их хозяевами нашей жизни. Они рождают духовную слепоту, так что мы думаем о себе, что живем духовной жизнью, общаемся с Богом, участвуем в Таинствах, а на самом деле становимся духовно слепы и начинаем не узнавать даже Христа, как не узнали его участники сегодняшней притчи. А если и узнали, то поступили не по призыву Божию, а по своей воле…

В чем важность этого момента? В том, что призыв Бога к нам не является единичным актом. Этот призыв – «Придите» – непрерывен! Проходит этот призыв красной нитью через все Священное Писание. Господь призывает людей, еще не познавших Его, усыновляет их, чтобы они поступали «как чада света» (Еф. 5:8). Призывает к общению и уже усыновленных, проявляет к ним Свою отеческую любовь, давая возможность отвечать сыновней любовью. О богообщении и сыновстве нам неоднократно говорит святой апостол Павел: «Ибо все, водимые Духом Божиим, суть сыны Божии. Потому что вы не приняли духа рабства, чтобы опять жить в страхе, но приняли Духа усыновления, Которым взываем: «Авва, Отче!» Сей самый Дух свидетельствует духу нашему, что мы – дети Божии» (Рим. 8:14–17; см. также Гал. 4:5–7). Святитель Феофан Затворник обнаруживает здесь главную мысль апостола, которая указывает, что настоящие сыны Божии те, которые водимы Духом Божиим. То есть не только приняли Духа Святого в Таинствах, но и пламенеют внутренней любовью к Богу как Отцу. Желают вечного наследия и ревностно ходят по Духу.

Вот отсутствие такой ревностной духовной жизни, в которой Бог воспринимается как любящий Отец, и привело участников сегодняшнего евангельского события к тому, что они оказались не способны ответить Своему Царю настоящей сыновней любовью. Они настолько прилепились к сладостям жизни, что не пожелали вкусить сладость райского богообщения. Так начинается забвение Бога.

6-2Все это напрямую касается и нас, дорогие! По учению святых отцов мы знаем, что расслабление – это уступка нашему ветхому человеку. Допуская для себя расслабленную жизнь, мы начинаем под разными предлогами уклоняться от молитвы, от участия в Таинствах, от добрых дел. А если что-то и делаем, то редко – по любви сыновней. Чаще же – по любви рабской, из-за страха наказания, или – наемнической, желая наград. Духовная жизнь – это не просто набор знаний о том, что такое хорошо или что такое плохо по отношению к Богу, по отношению к самим себе и к ближним. Это непрестанная борьба с нашим ветхим человеком и – бодрствование: «…бодрствуйте и молитесь»! (Мф. 26:41). И, уступая, новый наш человек, который в богообщении должен был бы преображаться, погружается во тьму кромешную. И надо заметить, что эта уступка – добровольный акт нашей воли, которая внимает воплям ветхого человека, постоянно возмущающегося на духовную жизнь. И борьба эта идет насмерть. Потерпевшие поражение погибают, теряя любовь к Богу и к добру. Души их становятся мертвыми, почему они и не могут уже соблюдать заповеди. Это может произойти и с нами, если будем допускать рассеяние в духовной жизни.

Чтобы на примере увидеть, как происходит призвание в нашей жизни, приведем одну историю из многих случавшихся в недалеком прошлом, когда в нашей стране было весьма трудное время для христианства. Одному человеку, который только что обратился к Богу и всем сердцем желал прилепиться к Церкви Христовой и жить по Закону Божию, некто сказал, что завтра придут к нему, чтобы арестовать. И какова была реакция этого человека? Как он сам описывал после, внутри у него все вострепетало, и он сказал Богу: «Нет, Господи, да не будет со мною этого!» Господь внял его малодушному воплю, и ни завтра, ни послезавтра к нему не пришли. Не пришли также ни через месяц, ни через полгода. И все это время человек помнил, как он малодушно ответил Господу, и все время он каялся, прося прощения. И вот ровно через год в дверь постучали. Этот стук, по его воспоминаниям, нельзя было спутать ни с каким другим. И хотя в этот момент внутренне он опять вострепетал, но не смалодушничал, понимая, что за дверью стоит новая жизнь, стоит Сам Христос, пришедший призвать его к подлинному богообщению. И человек этот ответил на призыв Божий настоящей сыновней любовью. Хотя внешняя его жизнь, по человеческим меркам, сильно изменилась в худшую сторону. Внутренняя же приобрела настоящий опыт подлинного богообщения, явственно ощущая присутствие Божественной отеческой любви.

Такой опыт пережили тысячи наших сограждан, новомучеников и исповедников. И этот опыт, опыт святых, должен стать для нас примером подлинной христианской жизни, примером подлинного богообщения. Чтобы мы, перенимая этот опыт, жили настоящей бодрствующей духовной жизнью. Чтобы, когда Христос Спаситель постучит в наши двери, призывая нас на брачный пир богообщения, мы могли ответить истинным сыновним ответом: «Ей, гряди, Господи Иисусе!» (Откр. 22:20). Аминь!

Иерей Александр Морозов