Вера и суеверия Печать

Верующие часто сталкиваются с какими-нибудь суевериями, что служит определенным соблазном. И нужно разобраться, в чем отличие веры от суеверия и как нам оберегать себя от этих соблазнов, встречающихся на каждом шагу. Об этом рассказывает кандидат богословских наук, православный писатель Валерий Духанин.           

Что значит «Бог в душе»

Давайте сначала попробуем понять, что такое вера в Бога. Приведу такой пример. Террорист, убивший великого князя Сергея Александровича, Иван Каляев считал себя человеком верующим. В тюрьме к нему пришел священник, чтобы предложить ему исповедоваться и причаститься перед смертью. Но Каляев ответил: «Я верю в Бога и знаю, что Бог меня не оставит, и никакие ваши Таинства мне не нужны». Считая себя человеком верующим, он не имел реального единения со Христом, потому что отказывался от Таинств, посредством которых только и можно приобщиться ко Христу. И сейчас мы часто слышим, как люди говорят: «Я верю, у меня Бог в душе». Но если посмотреть на поступки этих людей, то очень трудно сказать, что у них Бог в душе. Совсем другой пример находим в «Житии старца Паисия Святогорца». К нему приезжали со всего мира, потому что в его душе действительно был Бог, через старца действовал Дух Святой. Бывало, что человек приезжал с вопросом из-за границы, а старец отвечал на родном языке этого человека. То есть Дух Святой давал ему то знание языков, которое было дано апостолам после Дня Пятидесятницы. Вот и получается, что в одном случае человек считает себя верующим, но при этом не разделяет жизни Церкви. В другом случае человек полностью находится внутри Церкви, и через него действует Господь Бог.

Вера бывает разной

Если посмотреть статистику, то практически все у нас в стране верующие. Но вера бывает разной. Есть три ступени веры. Первая — это вера как уверенность, вторая — вера как доверие, и третья — вера как верность. На первой ступеньке человек признает существование Бога разумом, но при этом никак не сообразует свою жизнь с верой в Него. От такого рассудочного признания Бога, к сожалению, не меняется жизнь самого человека. Бывает, что Господь посылает скорби таким людям, и они начинают понимать, что Бог не где-то далеко, что к Нему можно обратиться. Во время Второй мировой войны было много таких случаев, и известный духовный писатель середины ХХ века Николай Пестов рассказывал об этом. Например, он опубликовал стихотворение солдата, который незадолго до смерти пришел к вере в Бога. Этот солдат, ни разу в жизни не обращавшийся к Господу, описывает, как неожиданно к нему пришла вера, как он почувствовал присутствие Божие. И, завершая стихотворение, уже получив приказ идти в атаку, этот человек пишет, что больше не боится смерти. Также известны случаи, когда летчики, самолеты которых оказывались сбитыми, начинали молиться, хотя до этого никак не проявляли своей веры.

Получается, что часто именно скорбь прокладывает дорогу между нашей душой и Богом. Так человек приходит ко второй ступеньке веры: открывает свое сердце и начинает доверять Богу как Небесному Отцу. Человек начинает молиться, возлагает надежды на Бога. Однако даже на примере семьи видно, что дети доверяют своим родителям, но не всегда бывают послушными. Вот и мы часто вспоминаем о Боге только тогда, когда нам это нужно. Но напомню фразу Блаженного Августина: «Ты, Боже, создал нас для себя, и беспокойно наше сердце, пока не успокоится в Тебе». А у нас в духовной жизни порой присутствует какой-то корыстный подход: просим чего-то для себя, почитаем святых, которые нам «угождают», например Николая-угодника. Но не понимаем, что важнее стремиться к той верности Богу, которую имел святитель Николай. А это уже третья ступень веры, взойти на которую призывается каждый православный человек.

         На третьей ступеньке задействованы не только рассудок и сердце, но и воля, человек стремится быть верным воле Божией. Только такая вера дает человеку внутреннюю цельность. Бывает так, что человек ходит в храм, а в миру проявляет себя совсем не как человек воцерковленный. Такое противоречие опасно для души, и, только обретя веру как верность, человек может ощутить настоящий мир в своей душе. Митрополит Вениамин Федченков рассказывал, как еще в студенческие годы он посетил Иоанна Кронштадтского и спросил, откуда у того такая горячая вера. Отец Иоанн ответил удивительно просто: «Я жил в Церкви». Вот у него была эта цельность: ум, сердце, воля и даже телесная сфера — все было включено в духовную жизнь.

         Кстати, связь телесного и духовного очень хорошо видна в православных обрядах. Например, мы складываем троеперстие, и это наше исповедание Святой Троицы, а не просто внешний обряд. А если мы осеняем себя крестным знамением, то призываем на себя Божью благодать. Но если человек осеняет себя крестным знамением не благоговейно, машинально, то это уже похоже на суеверное действие. Мы носим нательные крестики, и это наше исповедание Распятия Спасителя. А когда колдуны используют кресты, чтобы расположить к себе людей, через этих «целителей» не действует Божья благодать.

Что такое суеверие

Существует огромный соблазн — впадать в суеверие. Суеверие — это «вера всуе», то есть пустая, напрасная вера. Например, в Москве, на станции метро «Площадь революции», можно часто увидеть, как люди «на удачу» прикасаются к носу бронзовой собаки, и этот нос уже «сияет» от множества прикосновений. Когда же мы, верующие, прикладываемся к иконам, мы верим не в то, что сами иконы нас спасут, а обращаемся к Богу, к Божией Матери, это наше личное обращение. В суеверном же сознании вся надежда — на какой-то ритуал. Нужно его выполнить, и все будет хорошо. Этот соблазн издревле преследовал человечество, многие суеверия возникли еще в дохристианскую эпоху, и в них часто проявлялось так называемое языческое благочестие. Такое же «благочестие» наблюдается и в наши дни. Люди боятся черных кошек, трижды плюют через левое плечо, обращаются к сонникам...

         Есть очень важное отличие между христианством и язычеством. Христиане знают, что жизнь руководится Промыслом Божиим и что обращаться нужно к Богу. Суеверные же люди думают, что есть какие-то таинственные силы, проявляющие себя через приметы, знаки. Можно заручиться поддержкой этих сил, совершая магические действия. Если произнести магическое заклинание, даже не понимая его, оно начнет действовать. Но самое страшное, если эти вещи начинают переноситься на церковную жизнь. Часто ребенка крестят только для того, чтобы он не болел. А ведь Богу может быть угодно, чтобы мы терпели какие-то скорби. Или просят у священника «земельку» для похорон, пренебрегая чином отпевания. А ведь для души почившего особенно нужны молитвы! Или говорят, что в храме нельзя передавать свечу через левое плечо. Но в храме гораздо важнее, что происходит в душе человека, с какой молитвой он обращается к Богу. В этих суевериях проявляется невежество, причем не интеллектуальное, а духовное.   

         Скажу и о суеверном отношении к числам. В христианской традиции присутствует числовая символика. Но и числа, и обозначающие их цифры важны не сами по себе, а как отражение духовного содержания. Цифра «3» ассоциируется с Троицей, но мы почитаем Троицу, а не саму цифру. Святитель Игнатий Брянчанинов связывал математический символ бесконечности с Богом, но не призывал поклоняться самому этому символу. Суеверные же люди считают, что сами цифры влияют на судьбу человека . Боятся 13-го числа, выпадающего на пятницу, 29 февраля, придают большое значение первому дню года. Но еще Иоанн Златоуст писал, что нет дней счастливых и несчастливых, все зависит от того, как мы проживаем свой день: совершаем добрые дела или грешим.

О порче и проклятиях

Очень часто люди боятся порчи. И если уж заболели, то думают, что кто-то навел порчу или сглазил. Мы знаем, что есть демонический мир, искушения, которые приходят даже к святым. Но есть сила, превышающая демоническую, это — сила Господа. И есть особый Божий Промысел, который попускает какое-то испытание на пользу человеку. Поэтому главное в духовной жизни — идти к Богу, стараться не отпадать от Него. Часто приходится слышать и о проклятиях. Конечно, все, что мы произносим, влечет за собой какие-то последствия. Но если Церковь отлучает человека, впавшего в ересь, то это не стремление наказать его, подвергнуть каким-то духовным бедствиям, а, скорее, констатация факта, что такой-то человек не является церковным. Другое дело, когда человек произносит проклятие в адрес другого. Это всегда имеет последствия. Когда родители проклинают детей, это значит, что в семье уже подорваны какие-то внутренние связи. И такие дети уже не могут быть благополучными. Трудно сказать, несет ли слово само по себе какую-то энергию, но, если, например, человек сквернословит, он создает вокруг себя атмосферу, привлекающую демоническую энергию. Когда же мы произносим что-то доброе, когда молимся, это привлекает к нам ангелов.

Об обрядах и ритуалах

Давайте вернемся к церковным обрядам. Нельзя относиться к ним как к магическим ритуалам. Когда мы готовимся, например, к Причастию, можно все правильно сделать: прочитать молитвенное правило, выдержать положенный пост, посетить исповедь, но при этом причаститься недостойно. Потому что важен не только правильно выполненный ритуал, но и то, что происходит в нашем сердце: насколько мы откровенно исповедовались, насколько отказались от того, что ведет ко греху.  

Русский народ всегда любил обрядовую, материальную сторону церковной жизни, но в этом есть и искушение — больше полагаться на выполненный ритуал, чем на Бога. Если освятил автомобиль, иконки повесил — безопасность гарантирована. Пришел в храм за святой водой на Крещение — можно больше не приходить. К сожалению, вот такое «обрядоверие» привело к расколу — трагической странице нашей истории. Блаженный Августин говорил: «В главном — единство, во второстепенном — свобода, во всем — любовь». Есть главное: исповедание Господа, Таинства, церковные каноны. Обряды — это второстепенное. Они могут меняться, есть различия в обрядах разных православных Церквей, и из-за этих различий нет смысла враждовать. А излишнее внимание к обрядам приводит к утрате главного — духа христианской любви.