История

История церкви Рождества Пресвятой Богородицы у речки Рудни (таким было название храма до революции) восходит к началу XV века и связана с историей христианского просвещения всего мещерского края двумя русскими святителями – митрополитами Киевскими и всея Руси Киприаном и. Особенно, Фотием. Митрополит Киприан положил начало этому просвещению тем, что основал в конце XIV или начале XV века в митрополичьей волости Сенег храм Преображения Господня и монастырь при нем на Святом озере (близ нынешнего г. Шатура). Христианство здесь по сути еще не было распространено. Население в этом глухом лесном краю было редкое и мало-численное, причем коренные жители – угро-финских племен меря, мурома и мещера – в массе христианство не принимали, упорно сопротивлялись христианизации, уходили от нее на восток. Славянское население не могло плотно заселять эти земли из-за того, что они сплошь были покрыты лесами и болотами и почвы имели, как и теперь, неплодородные. Просвещение могло начаться здесь только одиночными подвижниками, основателями монастырей – первых очагов христианской веры и культуры. Преемник митрополита Киприана, митрополит Фотий, основал в Сенеге и Гуслице, как можно предполагать, несколько храмов и монастырей (один из которых Гуслицкий). Именно с именем святителя Фотия историки связывают появление храма Рождества Пресвятой Богородицы у речки Рудни. Эти события вошли в русскую историю – они отражены как в летописях, так и в трудах наших известных историков – «Истории государства Российского» Н. М. Карамзина и «Истории России с древнейших времен» С. М. Соловьева.

Об архитектуре рудненских храмов

Церковь Рождества Пресвятой Богородицы на Рудне первоначально была построена, как значится в клировых ведомостях, в 1572 году 8 сентября, в день престольного праздника, тщанием прихожан. В 1710 году она была описана так: «рубленая клетцки, об одной главе, а на главе крест железный, позолоченный сусальным золотом. Внутри царские врата, сень и столбцы столярные, золоченые, по правую сторону царских врат образы: Всемилостивого Спаса, венец с сиянием и гривенка серебряные, чеканные, золочены, Рождества Пресвятой Богородицы, венец с короною гладкие и с перьями, в привесе крест серебряный, другой венец с короною и с гривенкою золоченые, Образ Николая Чудотворца в житии, св. вмч. Параскевы Пятницы и св. пророка Илии. По другую сторону царских врат образы: Рождества Пресвятой Богородицы, оклад серебряный, риза литая чеканная, венец серебряный, убрус у ризы низан жемчугом, в привесе шесть крестов, образ Богородицы Казанской, образ св. мчч. Флора и Лавра, писаны красками».

Недалеко от храмов на Рудне с древних времен находится святой источник Казанской иконы Божией Матери. Вода источника обладает целебной силой и до сих пор почитается и в среде старообрядцев разных согласий. По преданию, здесь в 17 веке было явление Казанской иконы. Ныне эта икона находится в храме Рождества Богородицы и почитается чудотворной. Каждый год 21 июля совершается освящение воды на источнике, служится Литургия в храме, после которой икона обносится крестным ходом вокруг храма.

В первой половине XVIII века рядом с этой церковью стояла церковь свт. Николая Чудотворца. До сих пор среди особо почитаемых святынь находится образ свт. Николая Чудотворца. В 1781–1782 годах оба храма были построены заново, зимняя церковь была освящена в честь Рождества Христова а летняя церковь, как и прежде, в честь Рождества Пресвятой Богородицы. Одновременно была построена колокольня.

Здание летнего храма постройки 1782 года, стоящее доныне, – «восьмерик на четверике», с небольшой трапезой, граненым алтарным прирубом и боковыми крытыми папертями, поставлено на высокий подклет, стоящий на валунах. Первоначальные объемы сложены из бревен, перевязанных в «обло», на апсиде и восьмерике – «в лапу».

Стены папертей и галерей имеют каркасную конструкцию, основанием для которой служат бревенчатые обвязки высотой в 3-4 венца. Под нижние венцы подложены массивные валуны. Гладкая тесовая обшивка стен укреплена коваными гвоздями. Пятигранная в плане апсида покрыта вальмовой кровлей (сведения 1987 года).

На квадратный сруб основания колокольни поставлен высокий восьмерик, несущий ярус звона, завершенный пологим шатром с ложными «слухами» (сведения 1987 года).

В ХIХ веке при возобновлении храма колокольня была объединена с ним обширной трапезой. При этом разобрали западную паперть здания снаружи и выстроили южное крыльцо. Здание снаружи, а галереи (паперти) и с внутренней стороны были обшиты тесом. В результате этой перестройки архитектура храма, отражающая глубокие традиции русского деревянного зодчества, и его облик существенно изменились, в значительной степени утратив художественную выразительность, однако основные достоинства этого памятника архитектуры – четкость простых геометрических форм, монументальность и отсутствие декорации – сохранились. Особую строгость форм имеет колокольня. Внутри стены храма отесаны, оклеены холстом и окрашены маслом. В куполе храма – роспись 2-й половины XVIII века. Ярусный иконостас с иконами 1806 года выполнен в стиле классицизма.

Здание храма Рождества Христова (1720 года постройки) – клетского типа стоит на кирпичном цоколе, рублено из бревен, перевязанных в «обло», на апсиде «в лапу». Тесовая обшивка укреплена коваными гвоздями фабричного производства. Двускатная кровля завершена луковичной главой на массивном кубическом трибуне. В конце XIX века здание расширили пристройкой боковых крыльев и западного притвора. Боковые пристройки придали зданию кресчатый характер.

В XIX веке была построена каменная ограда со святыми воротами, калитками и декоративными угловыми башенками.

Вместе летний и зимний храмы, обнесенные оградой с башенками, составляют уникальный для Подмосковья деревянный храмовый комплекс постройки XVIII века, в котором первоначальный летний храм был возведен в 1572 году, для возобновления храма Рождества Пресвятой Богородицы, основанного вблизи в начале XV века.

О священниках и приходе рудненских храмов

В дозорных книгах Патриаршего приказа за 1623–1633 годы записано: церковь Рождества Пресвятой Богородицы, построенная изстари, «на погосте Раменцы у речки Рудни Московского уезда дворцовой Гуслицкой волости, поп Козьма Флоров». По писцовым книгам 1633 года: «церковь Рождества Богородицы деревянная, у церкви дворы: попов, дьячков, просвирнин, в приходе 41 двор»; в 1646 году: «у церкви во дворе поп Митрофан, дьячек Епифанко Родионов, просвирница Огрофеница».

В 1660-е годы, после реформ патриарха Никона жители большинства деревень Гуслицкой и Сенежской волостей, поддавшись пагубному заблуждению, отпали в раскол, ушли из Святой Апостольской Церкви, лишив этим себя и своих потомков церковных Таинств и Причастия Святых Христовых Таин. Православные храмы в Гуслице и Сенеге оказались в окружении деревень раскольников, население которых почти в 10 раз превысило численность не затронутого расколом населения. Однако сельцо Никитское при погосте Рудня, а также значительное число жителей немногих соседних деревень (например, Заполиц и Равенской) остались в православной церкви.

Раскольникам храмы ставить не разрешалось, и они устраивали молельни в домах. Тогда и начала складываться в Гуслице особая, изолированная по духу и по географии местности, вотчина старообрядцев со своими традициями жизненного уклада.

Раскол населения по принадлежности к Православной Церкви в Мещерском крае остался на столетия. Масштабы его показывает ведомость о приходе рудненских храмов за 1916 год: в приходе, который включал деревни Заполицы, Дорхова, Авсюнино, Мальково, Равенская, Мисцево, Петрушино, Понарино и Титово, сельцо Никитское, сельцо Богородское и слободу Степановку, было примерно 250 дворов православных, в них 1700 человек, а дворов раскольников в пределах прихода было более 2000, жителей в них – более 17 000 человек. В самом Рудненском погосте было 5 дворов, в них 30 жителей, а в сельце Никитском (на расстоянии ¼ версты от погоста) – 60 дворов православных, жителей в них примерно 400 человек.

Возвращаясь к концу XVII века, встречаем такие сведения: в книге Патриаршего Приказа в 1680 году записано «в Гуслицкой волости у речки Рудни на погосте Раменце церковь Рождества Богородицы древяная, у церкви во дворе поп Козма Флоров, да дьячек Провка Флоров; церковь построена изстари.., а пашни владеет поп к той церкви на 20 чети в поле, сена на 50 копен, лесу пашенного и непашенного в длину на версту, а поперег тож». В 1691 году был дан «антиминс ко освящению церкви Рождества Пресвятой Богородицы великих государей во дворцовую Гуслицкую волость, в Московс-кий уезд, тояж церкви попу Прокопию». По неким обстоятельствам вскоре, в 1713 году в книге Синодального Казенного Приказа вновь значится указ о освящении церкви, по челобитью Московского уезда, Гуслицкой волости, Рожественскаго попа Прокопия Фролова. «Велено в той же волости церковь Рождества Богородицы освятить Большаго Успенскаго собора протопопу с братией и антиминс в тое церковь выдать». Возможно, повторные освящения были связаны с пропажей из храма антиминсов, и не исключено, что их могли похищать лишенные храмов и святых мощей старообрядцы, среди которых в Гуслице были тогда, по преданию, и бежавшие из Москвы опальные стрельцы.

Приведенные выше записи из книг Патриаршего Приказа говорят о том, что в XVII и начале XVIII веках на погосте Рудня служили священники династии Флоровых, получившие эту фамилию по имени первого священника рода (написание фамилии по ошибке когда-то изменилось, и она стала писаться как Фроловы). Иконы св. мчч. Флора и Лавра в иконостасе летнего храма в 1710 году, и сейчас на южной стене в трапезе – это, несомненно, память о служивших в храме священниках Флоровых.

В XVIII веке на погосте у речки Рудни в двух деревянных храмах – в честь Рождества Пресвятой Богородицы и во имя свт. Николая Чудотворца – служили: священники Прокопий Фролов (1691–1715 гг.), Петр Прокопиев (1726 г.) и Василий Петров (1742 г.), дьякон Семен Григорьев (1726–1742 гг.), дьячки Ермил Якимов (1703 г.) и Степан Прокопьев (1710–1742 гг.), пономари Василий Никифоров (1726 г.) и Иван Степанов (1742 г.).

В 1753 году на Рудне служил священник Василий Петров, и прихожане подали прошение о поставлении к храму во иереи также дьяконова сына Алексия Семенова.

С начала XIX века к рудненским храмам по штату было положено два священника, дьякон, два дьячка и два пономаря, т. е. клир был двухштатным. Одни деревни прихода находились в ведении одного священника, другие деревни прихода – в ведении другого священника. В период 1826–1835 гг. на погосте Рудня служили священники Трофим Иосифов и Феодор Андреев, дьякон Иоанн Павлов, дьячки Стефан Иванов и Михаил Иванов, пономари Матфей Иванов и Яков Флоров. С 1841 до 1853 года служил свящ. Николай Иоаннович Коринский, с 1853 до 1855 года – священник Александр Матвеевич Флоринский, с 1854 года – священник Иоаким Илларионович Коржавин, с 1856 года – священник Иоанн Матвеевич Востоков, с 1861 года – священник Иоанн Афанасьевич Покровский.

С 1866 года в храмах на Рудне начал служить священник Матфий Петрович Преображенский, и служил он 44 года, до своей кончины в 1910 году. Сын дьячка, отец Матфий закончил в 1864 году Вифанскую Духовную семинарию. В храмах на Рудне о. Матфий с 1883 года в воскресные и праздничные дни вел между утреней и обедней собеседования с народом, с 1884 года имел собеседования с раскольниками. К 1909 году он состоял духовником Гуслицкого Благочиния. За честное служение в сане священника и усердное преподавание Закона Божия в Рудневском и Титовском земских училищах протоиерей Матфий Преображенский неоднократно был удостоен почетных наград, в том числе за 25 лет усердного исполнения обязанностей по обучению в народных школах в 1906 году был награжден орденом Святой Анны 3-й степени.

DlihachovВторым священником с 1867 года служил о. Александр Стефанович Никольский. Дьякон того времени – о. Василий Лихачев (пять его сыновей стали священниками), дьячки – Иоанн Руднев и Симеон Щеглов, пономари – Ефим Руднев и Алексий Розанов. С 1892 года псаломщиком служил Василий Иванович Лихачев, выпускник Дмитровского Духовного Училища. Он был вольнослушателем Московских епархиальных курсов и миссионерских курсов в Гуслицком Спасо-Преображенском монастыре, с 1914 года состоял законоучителем в Шувойской и Абрамовской земских школах. В 1920 году он продолжал служить, тогда ему было 48 лет.

С 1897 до 1923 года дьяконом служил о. Николай Федорович Смирнов, выпускник Московской Духовной семинарии, женатый на дочери предыдущего дьякона, о. Василия Лихачева. После 1923 года о. Николай сложил с себя священный сан.

С 1903 года в Рудненских храмах начал служить вторым священником о. Николай Ипполитович Глаголевский. Родился о. Николай в 1875 году в подмосковном селе Щитниково в семье священника. Три брата его также были священниками, причем старший брат, протоиерей Александр Глаголевский служил настоятелем Воскресенского храма в селе Ильинский Погост и был благочинным 5-го округа Богородского уезда. В 1918 году во время красного террора он без суда и следствия был расстрелян в г. Богородске за проповедь с амвона, которую сочли опасной.

Николай Глаголевский окончил Московскую Духовную Семинарию и в 1900 году был назначен законоучителем и учителем в Устьянское церковно-приходское училище, где служил 3 года. В 1903 году он женился на дочери дьякона Воскресенской церкви села Ильинский Погост Олимпиаде и в 1904 году был рукоположен во священника к храмам села Рудня. С 1909 года о. Николай – настоятель, протоиерей, с 1911 года – духовник 5-го Благочиннического округа Богородского уезда. Между утреней и обедней в воскресные и праздничные дни о. Николай проводил собеседования с народом, имел также собеседования с раскольниками. Состоял он законоучителем в Рудневской и Титовской земских школах и в Сельско-Богородской церковно-приходской школе, а также заведующим Степановской, Заполицкой и Сельско-Богородской церковно-приходскими школами. С начала 1-й Мировой войны (1914 г.) о. Николай заведовал хозчастью церковно-приходского лазарета, оборудованного его заботами. За честное служение и усердное преподавание в церковно-приходских школах о. Николай неоднократно был удостоен почетных наград.

В 1916 году на место второго священника в Рудненские храмы был определен о. Василий Андреевич Степанов, перешедший из единоверия в православие, сын единоверческого священника храма Рождества Христова в д. Мальково. К церковному служению Василий Степанов готовился в Московском Никольском единоверческом монастыре. В 1898 году он был назначен законоучителем и учителем в Мальковскую церковно-приходскую школу и тогда же стал псаломщиком в Христорождественской церкви д. Мальково. В 1910 году Василий Степанов был рукоположен во священника к той же церкви, а в 1916 году перешел в православие и был перемещен на должность священника в церковь Рождества Пресвятой Богородицы в с. Рудня. Тогда о. Василию было 43 года. С 1916 года о. Василий заведовал церковно-приходскими школами: Равенской, Мальковской, Мисцевской, Понаринской и Губинской. В 1920 году он продолжал служить в храмах на Рудне, а позднее под давлением детей сложил с себя священный сан.

Псаломщиком с 1909 года служил Александр Владимирович Магницкий, сын псаломщика, получивший образование в Звенигородском Духовном Училище. Он был женат на дочери предыдущего псаломщика Алексия Розанова, Евдокии. В 1912 году Александра Магницкого призвали на военную службу, в 1915 году он вернулся инвалидом из германского плена и был восстановлен в своих обязанностях. В 1920 году он продолжал служить. Тогда ему было 30 лет.

Прихожанином храмов на Рудне в 1900-е годы был учитель школы в дер. Понарино, выпускник Духовной семинарии, сын священника Михаил Марков, будущий священномученик, иерей. В 1908 году он женился на дочери о. Матфия Преображенского Елизавете, также сельской учительнице, принял священный сан и стал служить в храме родного села Горетово Можайского уезда Московской губернии, встав на место своего покойного отца. Прихожане любили о. Михаила за его ревностное служение. В годы гонений на Церковь о. Михаил в 1933 году подвергался высылке, в 1937 году был вновь арестован, осужден и отправлен в Мариинские лагеря, где скончался в 1938 году. В 2004 году иерей Михаил Марков прославлен Русской Православной Церковью в лике Новомучеников и Исповедников Российских. Образ сщмч. Михаила Маркова, написанный усердием его потомков и принесенный в дар храмам с. Рудня-Никитское в 2013 году, находится на северной стене в храме Рождества Христова. Усердием потомков сщмч. Михаила восстановлен также крест на могиле о. Матфия Преображенского у храма, спиленный когда-то с его надгробного памятника.

Церковным старостой с 1915 года был крестьянин дер. Заполицы Богородского уезда Иван Васильевич Стеняев, утвержденный в этой должности Указом Московской Духовной Консистории.

ГОДЫ ГОНЕНИЙ

В годы гонений на Церковь при советской власти первым, насколько пока известно, пострадал настоятель храмов на Рудне о. Николай Глаголевский. По ложному обвинению в контрреволюционной деятельности он был арестован 30 января 1930 года и выслан на 3 года на север. Имущество его конфисковали, семью также выслали на север. После возвращения из ссылки о. Николай служил в селе Якиманское Константиновского района Московской области, а в октябре 1937 года приехал на Рудню навестить знакомых и сразу же был арестован в доме псаломщика Тимофея Баулина. О. Николаю было предъявлено обвинение в принадлежности к церковной группе, занимавшейся антисоветской агитацией. Виновности своей о. Николай не признал. В ноябре 1937 года протоиерей Николай Глаголевский был приговорен к расстрелу и расстрелян на Бутовском полигоне, где захоронен в безвестной общей могиле. В 1960 году Московский областной суд постановил, что осуждение было необоснованным, отменил постановление тройки при УНКВД СССР о расстреле и реабилитировал о. Николая.

С 1930 года, после первого ареста о. Николая Глаголевского, на Рудне стал служить священник Александр Ильич Лагов, сын священника соседнего села Знаменское, лишенный с 1922 года как священнослужитель избирательных прав, а позднее и своего дома со всем имуществом за неуплату налога. На Рудне о. Александр пользовался большим авторитетом, жители приходили к нему за разъяснением непонятных новых требований власти (это говорил на следствии свидетель, председатель колхоза, обвиняя священника в том, что колхоз слабый). Будучи одиноким, о. Александр жил на Рудне вначале по квартирам, а потом в церковной богадельне и служил до 31 декабря 1932 года. В этот день его арестовали по ложному обвинению в антисоветской агитации. Свидетельствовали против о. Александра показания жителей села, но свидетели сами не читали протоколы своих допросов, а подписывали их со словами «мне было прочитано». Расследование было недолгим. Через неделю, 6 января 1933 года священник Александр Лагов, не признавший за собой вины в предъявленном обвинении, был приговорен к высылке в Казахстан. Дальнейшая судьба о. Александра (в 1933 году ему было 57 лет) пока неизвестна. В 1991 году священник Александр Лагов был реабилитирован.

pilinskiyС 1935 (или 1936) года священником церкви Рождества Пресвятой Богородицы в селе Рудня-Никитское служил иерей Виктор Филимонович Пылинский (1873–1837). Он родился в д. Малые Слижи (Садки) Могилевской области Белоруссии, в крестьянской семье, закончил три класса сельской школы. До революции о. Виктор служил дьяконом в Пермской губернии, в местечке Янычи. В 1919 году был рукоположен во иерея и служил до 1926 года в селе Шляпники Пермской губернии, затем в Московской области в селе Малино. Жил о. Виктор с матушкой Агриппиной на Рудне в церковной сторожке. По словам свидетелей обвинения, о. Виктор говорил: «Без Бога народ жить не может. Время коммунистов пройдет. Настанет время, когда все церкви откроют и народ снова будет ходить молиться в церковь». В мае 1937 года село Рудня опустошил страшный пожар. При этом дома верующих, ходивших в церковь, поразительным образом остались целы, огонь через них перепрыгивал. Это о. Виктор приводил в пример и призывал не оставлять церковь и веру православную. Как и прежние священники, по ложному обвинению в антисоветской агитации о. Виктор был арестован 28 ноября 1937 года, 1 декабря приговорен тройкой при УНКВД СССР по Московской области к расстрелу и 8 декабря расстрелян на Бутовском полигоне (в 1989 году реабилитирован). При аресте о. Виктора присутствовал проживавший у него в то время десятилетний внук Ливерий, впоследствии священник, к концу жизни митрофорный протоиерей Московской епархии Ливерий Пименович Пылинский († 2014).

В июне 1936 года на Рудню был переведен священник, будущий священномученик отец Павел Успенский. Родился о. Павел в 1888 году в семье священника. В 1904 году он окончил Перервинское Духовное училище, в 1911 году – Московскую Духовную семинарию и в 1913 году был рукоположен во священника к Троицкой церкви с. Сапроново Михневского района, где служил до 1930 года. После этого он служил в нескольких других храмах Москвы и Московской области. В марте 1938 года о. Павел был арестован в с. Сапроново Михневским райотделом НКВД. За несколько дней до его ареста вызывали по ночам на допрос жителей с. Сапроново, протокол допроса прочесть не давали, требовали, чтобы быстро подписывали, и говорили при этом: «духовенство надо ликвидировать, давай, наговаривай побольше». На следствии о. Павел виновным себя не признал. Постановлением тройки он был 7 июня 1938 года приговорен к расстрелу и 4 июля 1938 года расстрелян на Бутовском полигоне. Русской Православной Церковью о. Павел Успенский прославлен в лике Новомучеников и Исповедников Российских. Икона сщмч. Павла Успенского, написанная в 2007 году на пожертвования прихожан, находится в храме Рождества Пресвятой Богородицы с. Рудня-Никитское на северной стене.

Старостой церкви Рождества Пресвятой Богородицы села Рудня-Никитское с 1930 года был Дмитрий Павлович Рогов (1871–1938), уроженец и житель этого села. Дмитрий Рогов имел низшее образование и до революции служил рассыльным при волостном правлении, а после революции имел различные занятия. Женой его была Мария Абрамовна Бубнова. В 1930 году Дмитрий Рогов встал на должность старосты церкви в селе Рудня и стал обеспечивать храмы свечами и просфорами. Вместе с псаломщиком Тимофеем Баулиным Дмитрий Рогов ходил по домам односельчан и приглашал в церковь, так как боялся, что иначе ее закроют.

baulinТимофей Никифорович Баулин (1869–1938), в годы гонений псаломщик церкви Рождества Пресвятой Богородицы села Рудня-Никитское, родился в этом селе и проживал в нем с женой Анной Александровной, сыном Николаем и дочерью Анной. До революции Тимофей Баулин, зажиточный крестьянин, десятки лет был сельским старостой. Находящаяся в летнем храме на простенке у южной стены икона св. апостола Тимофея написана и помещена в храме, несомненно, его усердием. После революции Тимофей Баулин стал псаломщиком в храмах села Рудня. Вместе со старостой Дмитрием Роговым он трудился для их сохранения.

По ложному обвинению в антисоветской агитации и террористических высказываниях Тимофей Баулин и Дмитрий Рогов были арестованы 1 марта 1938 года и 14 марта расстреляны на Бутовском полигоне, где и захоронены в безвестной общей могиле. В 1989 году оба они были реабилитированы.

В октябре 1937 года на Рудне арестовали также «активных церковников», жителей этого села и певчего храма Ивана Алексеевича Еремина (как певчего, связанного со священником Виктором Пылинским) и Егора Васильевича Красоткина (как связанного со старостой церкви Роговым и с Ереминым).

Егор Васильевич Красоткин (1882–1938) до революции два года служил городовым в Москве, после революции был колхозником. Жена его, Мария Фроловна, была племянницей о. Василия Степанова. По ложному обвинению в антисоветской агитации Егор Красоткин был приговорен к 10 годам исправительно-трудового лагеря. Незадолго до ареста Егору повстречалась на дороге из Егорьевска, куда он возил дрова, женщина в черном. Егор посадил ее на телегу, повез и услышал слова: «Тебе недолго осталось. Дом уже построен…» И женщина незаметно исчезла. Через полгода Егор скончался мученической смертью на оз. Байкал. В 1960 году дело пересматривалось по ходатайству жены, и Е. В. Красоткин был реабилитирован. Дочь Егора Красоткина Прасковья Георгиевна, в замужестве Иванова, в 1950-е годы была старостой церкви на Рудне.

Иван Алексеевич Еремин (1888–?) до революции работал на бараночной фабрике, владельцем которой был его отец. В 1916 году он служил городовым в Москве, после революции был колхозником. Пел в церковном хоре села Рудня. Женой его была Анна Тимофеевна (дочь Тимофея Баулина). Как и Е. В. Красоткин, И. А. Еремин был осужден на 10 лет исправительно-трудового лагеря. Судьба его после ареста пока неизвестна. Пересмотр дела состоялся в 1960 году, и Иван Алексеевич был реабилитирован.

После арестов в 1937–1938 гг. священников и старосты храмы на Рудне не были закрыты властями, но шесть лет были закрыты их двери. Все это время ключи от храмов хранила и бесстрашно скрывала, отказываясь выдать их сельским и районным властям, жительница дер. Заполицы Пелагея Сошникова. Благодаря Пелагее храмы остались в целости. Как рассказывали старожилы, Пелагею несколько раз арестовывали и возили в Москву, но потом отпускали. Похоронена Пелагея на кладбище села Рудня.

Во время Великой Отечественной войны, в 1943 году, когда руководство страны повернулось лицом к Церкви и были открыты многие храмы, на Рудню назначили священника о. Александра (фамилия пока неизвестна), и служба в храмах возобновилась.

В 1950-е годы в храмах с. Рудня служил протоиерей Алексий Клепиков. В 1956 году при ограблении в присутствии отца Алексия была убита его матушка Мария. Отец Алексий отошел ко Господу в 1960-м году и похоронен рядом с матушкой у южной стены алтаря храма.

После кончины о. Алексия Кленникова в храмах на Рудне недолгое время служил священник Феодор, а затем с 1961 до 1980 года настоятелем был протоиерей Виктор Самохвалов, который был женат на дочери Архиепископа Мелхиседака (Лебедева), который в 60-е годы являлся Орехово-Зуевским благочинным и неоднократно бывал на Рудне.

Отец Виктор завел при храмах ночное дежурство для защиты от грабителей. Каждую ночь стали дежурить по четыре человека: по очереди двое ходят вокруг храмов и двое спят рядом в сторожке. В дежурство включились люди не только из близкой, но и из далекой окрестности, даже из Москвы, и по сей день оно неукоснительно продолжается. Протоиерей Виктор скончался в 1980 году.

Старостой с 1959 по 2000 год была Наталья Даниловна Баулина (1904 – 2001), уроженка и жительница села Рудня, до этого работавшая завхозом в местной больнице. Умный и ответственный человек, она много потрудилась для обновления, ремонта и восстановления благолепия храмов. После Натальи Даниловны, в начале 2000-х годов старостой несколько лет была Вера Михайловна, также много трудов приложившая для ремонта храмовых зданий.

Регентом с 1966 года служил монах Василий (Владимир Дмитриевич Рысин), необыкновенно талантливый для церковного пения человек, житель пос. Шатурторф. Он закончил Ленинградскую Духовную семинарию, где также был регентом семинарского хора. Певчими в храме на Рудне были тогда старушки, но Владимир Дмитриевич настолько искусно управлял хором, что пение было, по воспоминаниям, изумительное. Монах Василий скончался в 1986 году и был похоронен напротив входа в храм Рождества Христова.

С 1980 до 2014 года настоятелем храмов в селе Рудня-Никитское служил митрофорный протоиерей о. Василий Литвиненко (1942-2017). Отец Василий родился в 1942 году в Ставропольском крае. После службы в армии он служил пономарем в Сибири, а затем поступил в Московскую Духовную семинарию. По окончании семинарии о. Василий был рукоположен во иерея и назначен служить в Сибирь, а через несколько лет переведен в с. Рудня-Никитское. Служил о. Василий ответственно и с любовью, от сердца. В 1983 году о. Василий принимал на Рудне Высокопреосвященнейшего Ювеналия, митрополита Крутицкого и Коломенского. Все годы своего служения о. Василий неустанно заботился о поддержания еженощного дежурства добровольцев при храмах, ремонте зданий и реставрации икон. После ухода за штат в 2014 году о. Василий, живя рядом с храмами, по мере сил помогал в храме, показывая пример ревности и любви к богослужению и храму. Для многих верующих отец Василий являлся наставником и духовником. После продолжительной тяжелой болезни отец Василий преставился ко Господу 18 июня 2017 года. Погребен был недалеко от алтаря Христорождественского храма.

С 2014 по 2015 гг. настоятелем храмов на Рудне был иерей Димитрий Смирнов. С августа 2015 по март 2016 года настоятелем храма являлся благочинный Ликино-Дулевского округа иерей Антоний Рыжаков. По благословению о. Антония на Рудне служили поочередно священники храмов благочиния.

В марте 2016 года храмы села Рудня с принадлежащими им строениями указом Высокопреосвященнейшего Ювеналия, митрополита Крутицкого и Коломенского, были переданы как подворье Гуслицкому Спасо-Преображенскому монастырю. Настоятелем Подворья был назначен игумен Серафим (Голованов). Гуслицкий монастырь был устроен, как описано выше, непосредственно вблизи места древней Спасской церкви в Мошеве. Эта церковь, перенесенная на новое место, дала название монастырю, став его первым храмом. Основателем же церкви в Мошеве, как и церкви на Рудне, согласно приведенным выше сведениям, был святитель Фотий, митрополит Киевский и всея Руси. Нынешнее соединение двух святынь, основанных святителем Фотием, прихожане восприняли как новое явное свидетельство того, что святитель Фотий не оставляет своими молитвами храмы на Рудне и вновь подал свою помощь.

Последнее изменениеСреда, 18 апреля 2018 16:26